______ Получи услугу:
Помощь в приватизации
Узаконить перепланировки
Вход  Подбор    Добавить    Сервис  Документы    Форум    Ссылки  
 +  -    
  законодательство  недвижимость  статьи
   бизнес
   земля
   инвестиции
   инновации
   ипотека
   лизинг
   политика
   рынок
   финансы
   экология
   экономика
   прочее
Связь с сотрудниками компании
Подбор недвижимости
  
"Ищи on-line"
Жилые Коммерческие Загородные
Дай заявку и займись собою!
статьи  >  политика
Революция задохнулась. Да здравствует революция!
================================================================

А.Ястребов

Страна оказалась в тупике. Нет, даже не у края пропасти, а именно в тупике. И не удивительно! Где еще можно оказаться, выбрав тупиковый путь развития? Нет перспектив у власти, нет ее у экономики, нет ее у армии, никаких перспектив у многомиллионной российской интеллигенции и интеллектуальной молодежи, абсолютно никаких перспектив у российского федерализма - таков итог пятилетнего периода буржуазно-демократического развития “российского” общества и государства. А какие, казалось бы, у страны были перспективы, какие заманчивые горизонты могла открыть ей буржуазно-демократическая революция, какими радужными были мечты и помыслы. Почему же всего этого не произошло? В чем причины?

Метод исследования или кое-что об историософии

Удручает то, с какой легкостью бывшие преподаватели марксизма-ленинизма отказались от исторического материализма. Ведь для того чтобы творить историю, надо иметь представлен ия о её законах и философии, надо четко и ясно осознавать свои задачи во всемирно-историческом процессе.

Такое понимание напрочь отсутствовало и отсутствует у наших “демократов- реформаторов”. Марксистский истмат отброшен, что, в принципе, не мудрено, ибо полностью не оправдала себя его философия истории, с грохочущим треском провалился социалистическ о - коммунистический эксперимент. Его нишу поспешили заполнить последователи Хайека и Смита, Поппера и Фукуямы . Их радикально-либеральная идеология почти полностью исчерпала себя в России за несколько лет, ибо бесперспективность этого пути для нации стала столь очевидна, что для разочарования осталось времени куда меньше, чем 75 лет. И разочарованная публика кинулась штудировать Данилевского и Шпенглера, Бердяева и Тойнби, авторов, внесших огромный вклад в развитие философии истории и культурологии , но совершенно не способных дать рецепт выхода современной России из того тупика, в котором она оказалась. Более того, некоторые романтическо-консервативные иллюзии русских славянофилов и немецких консервативных революционеров XIX в. вполне могут быть использованны в качестве последнего идейного резерва советско-российского номенклатурного феодализма (“социализма”).

За исключением одного-двух малоизвестных широкой публике теоретиков, никто в России не может внятно обозначить перспективы развития русского государства и общества в контексте всемирно-исторического процесса, определить стратегию развития нации в ближайшем обозримом будущем. В этой связи приходится заново вспоминать и переосмысливать марксистский истмат - странную, логичную, трезвую концепцию с ее учением о базисе и надстройке, которое оправдывается на каждом шагу, о соотношении производительных сил и производственных отношений, о диалектически сменяющих общественно-экономических формациях. Все это в подавляющем большинстве случаев сбывается.

Если же дополнить марксизм с позиций ревизионизма (что ни говори, в полемике коммунистов с ревизионистами о судьбах капитализма и социализма, последние оказались безоговорочно правы), истмат становится почти неуязвимым. Тому же, кому удастся совместить все это с вполне материальными и поистинне революционными открытиями Л.Н.Гумилева в этнологии, ликвидировав явный и несправедливый дисбаланс социального и этнического в материалистической историософии и подвергнуть марксистский истмат ревизии с позиций научного гумилевского этнизма , удастся дать России, а быть может и миру, практически законченную и логически завершенную концепцию всемирно-исторического развития.

Как же объяснить процессы, происходящие в сегодняшней России, с позиций обновленного истмата?

От социал-феодализма к капитализму

Итак, производительные силы определяют развитие производственных отношений. Россия встала на путь буржуазного развития. Но что предшествовало ему?

В XIX веке Россия плавно и постепенно “въехала” (точнее говоря - въезжала) в капитализм из феодализма. Но русский капитализм, более-менее изживший феодальные пережитки, не успел просуществовать и полвека, когда был подкошен Октябрьской революцией.

Стоп! Какой революцией? Коммунистической? Тогда что такое коммунизм? Стадия, прогрессивно идущая на смену капитализму? Маркс и Ленин именно это и утверждали, а на практике? На практике это был регресс, неофеодализм .

Справедливо назвать советский “социализм” “одним из главных мифов нашего века”. Отсутствие частной собственности на средства производства, отсутствие личной заинтересованности в труде у абсолютного большинства населения страны, длительное закрепощение крестьян, отсутствие элементарных гарантий демократических свобод и прав человека - что это такое? А КПСС - разве это не модернизированный военно-феодальный орден? А какая надстройка была характерна для европейского феодализма?

Конечно, как это совершенно точно было подмечено рядом исследователей, коммунизм - не классический феодализм. Это социал-феодализм , феодальная реакция, победившая благодаря социально-утопической идее исключительно в незрелых буржуазно-феодальных или феодально-буржуазных обществах. Настоящий же социализм утверждается в форме социальной рыночной экономики в высокоразвитых буржуазных обществах, и это лишний раз доказывает тот факт, что ученик Бернштейн - один из основателей социал-реформизма, оказался дальновиднее своего учителя коммуниста Маркса.

После краха “коммунизма” - абсолютно неконкурентноспособной формации, - стало совершенно очевидно, что путь к обществу социального благосостояния лежит не через “революционное” возвращение к феодализму, а через длительное развитие буржуазного общества и социал-реформизм.

Из всего этого следует, что в 1991 году Россия из преодоленног о ею и изжившего себя социал-феодализма встала на путь капиталистического развития. По сути, происходит буржуазно-демократическая революция.

Какие задачи ставит перед ней история?

Вот основные из них:

- изменение способа производства, приватизация, создание капиталистического рынка товаров и услуг, реструктуризация и модернизация промышленности - т.е. создание капиталистического базиса;

- преобразование тоталитарного интернационалистского государства-олигархии в национальное демократическое государство-республику т.е. создание демократической надстройки;

- смена правящего класса - с номенклатурно-феодального на буржуазный - непременное условие успеха любой буржуазной революции.

Следует подчеркнуть, что последовательная реализация одной из этих задач совершенно невозможна без последовательной же реализации всех остальных, что и обуславливает неизбежность полнокровной революции для победы русского капитализма и русской демократии. А революции наполовину не делаются.

Августовское фиаско

Какие из этих исторических задач были выполнены? Начнем с самого главного.

Как говорил гениальный специалист в данной проблематике В.И.Ленин, переход власти и собственности из рук одного в руки другого класса является непременным условием любой революции. Что произошло в России? Собственность твердо осталась в руках партхозэлиты , которая воспользовалась номенклатурной, абсолютно не буржуазной приватизацией для присвоения производительных сил общества.

Что мы понимаем под термином “номенклатура”. Автор не определяет принадлежность к номенклатуре исключительно или преимущественно по социальному генезису определенных персон, хотя он и немаловажен. Номенклатура в социально-историческом аспекте это полноценный класс, господствующий в неофеодальных и полуфеодальных обществах. Принадлежность формальной или фактической собственности на средства производства членам этого класса связана с наличием у них доступа к властно-политическим структурам, распределяющим материальные блага и ресурсы общества.

Такая ситуация возможна при отсутствии четкого разделения на государство и гражданское общество, когда власть и собственность соединены в одних руках. Причем не в руках буржуазии (класса свободных собственников), определяющей политический курс государства и диктующей свои условия власти в буржуазных демократиях, а в руках бюрократов, навязывающих свои правила игры всему обществу и в том числе буржуазии. Такая ситуация сегодня сложилась в России, где заводы, фабрики, производство в целом не менее чем на 80 процентов контролируются федеральными и региональными феодалами, бывшими и нынешними секретарями обкомов и райкомов, объединившимися с криминально-мафиозными структурами для закрепления своей экономической гегемонии. Эта большая часть неофеодальной номенклатуры неспособна на выживание в условиях полнокровного капиталистического рынка, трансформацию в класс буржуазии, а значит, и не заинтересованна в настоящей капитализации России. Как следствие этого - провалены сразу две задачи революции: задача создания полнокровного капиталистического рынка, и формирования полноценной национальной буржуазии и осуществление перехода в ее руки средств произодства , а следовательно политической власти в обществе.

Но если по-существу неизменным остался базис, то существенно не могла измениться и надстройка. Россия осталась интернациональной псевдоимперией , а РФ - приняла в наследство самые худшие черты интернациональной государственности, но она не обладает тем стержнем, который мог удержать от распада СССР - репрессивным режимом. Сегодняшняя РФ - обглодок псевдогосударства , полную абсурдность и неустойчивость которого доказало поражение в попытке подавления дудаевского мятежа.

Буржуазно-демократическая революция в России не выполнила ни одной исторической задачи и с треском провалилась.

Вместо экономических реформ мы получили деиндустриализацию , уничтожение интеллектуального и научного потенциала, натурализацию и регионализацию национального рынка, полный паралич народнохозяйственного комплекса и социальной инфрастуктуры. А это угрожает нации вымиранием.

Вместо создания централизованного национального государства получилась договорная конфедерация спесивых удельно-племенных комфеодалов , скол ь- либо длительное существование которой после позорнейшего поражения в чеченской войне весьма сомнительно, особенно если учесть полное разрушение системы общегосударственного управления и армии. А это угрожает стране распадом.

И наконец, вместо демократии прочно утвердился антидемократический криминально-компрадорский режим, основанный на тактическом союзе коррупмированной номенклатуры с транснациональной финансовой олигархией. А это угрожает государству кабальной зависимостью от развитых стран Запада. Воистину, Отечество в опасности!

Причины поражения

Почему же так получилось? Нет, крах августовского путча не случаен. В истории вообще мало случайного. Есть целый ряд объективных причин, обусловивших поражение буржуазной революции. Во-первых, буржуазная революция предполагает наличие буржуазии, класса, который ее и совершает. Но в России не было класса буржуазии, по крайней мере он был очень слаб. Русская буржуазия не могла вступить в борьбу с “советской” номенклатурой за собственность и власть. У нее не было таких капиталов, которые бы позволили России провести полноценную денежно-аукционную приватизацию, исключив угрозу поглощения отечественной промышленности иностранными и трансгосударственными финансовыми магнатами. А ведь только такая приватизация может привести к созданию мощного класса национальной буржуазии, кровно заинтересованной в постоянном и неуклонном росте отечественной промышленности. Именно в этой связи поистинне гениальной можно назвать стратегию китайских реформ.

Поначалу государство предоставило в распоряжение малочисленной и слабой китайской буржуазии торговлю и услуги, сельское хозяйство, легкую промышленность, кустарное производство, словом, сферу малого и среднего бизнеса, динамично расцветающего при покровительстве родных государства и партии. В этом “лягушатнике” ханьский капитал отлично “научился плавать”, уже нарастил и продолжает наращивать свою финанасовую и организационную мощь в то время как госсектор “благополучно” пребывает в стагнации.

Плохо ли это? Нет, это естественно и неизбежно, как и новый этап теперь уже полномасштабных капиталистических реформ в Китае. И они непременно будут проведенны в форме массовой денежно-аукционной приватизации тогда, когда китайская национальная буржуазия станет настолько сильна, чтобы заставить компартию провести ее. А компартия будет вынужденна пойти на этот шаг для того, чтобы не лишить себя и страну перспектив развития, потому как госсектор будет слишком слабым и нерентабельным, а частный, напротив, сильным и эффективным. Поэтому залогом окончательной победы в КНР национально ориентированного капитализма и превращения его в настоящего и просто ужасного для соседей экономического (и не только) дракона станет превращение ее буржуазии из младшего партнера полуфеодальной номенклатуры в господствующий класс Поднебесной.

А у нас двигателем “буржуазной” революции стала антинациональнвя интеллигенция - многомиллионная прослойка, действительно буржуазная по своей сущности и интересам. Интеллигенция, безусловно, буржуазна, но лишь потенциально. Интеллигенцию нельзя было назвать буржуазией ни по ее положению в классовой структуре общества, ни по менталитету. Буржуазия всегда прагматична, хищнически прагматична, если угодно. А этот жесточайший прагматизм никак не совместим с левым гуманизмом, интернационализмом и космополитизмом, преобладавшими в среде российского “умственного пролетариата”.

Ни прагматизм, ни радикал-гуманизм не господствуют в умах общества просто так. Радикал-гуманизм характерен для интеллигенции “социалистической”, социал-феодальной , ей сам Бог велел быть левой. Прагматизм же - идеология буржуазная, капиталистическая. Поэтому левая интеллигенция не могла взять на себя роль правой буржуазии. Она вообще оказалась политически совершенно беспомощной, и, возглавив революцию, отдала лидерство ею страшнейшему врагу настоящих реформ - антинациональной комноменклатуре . Могла ли она поступить иначе? Нет, не могла. Подчеркну еще раз, она была абсолютно непрагматичной , наивной и попросту бы развалила страну, отдала бы ее на растерзание иностранной буржуазии, если бы политическую власть уже в 1992-1993гг. не перехватила старая номенклатура. А ожидать продолжения буржуазной революции от феодального и вненационального по своей природе класса верх наивности. Это первая и основная причина “демократического фиаско”.

Как это было обоснованно истматом, никакой капитализм в рамках интерэтнической империи типа Священной Римской невозможен. Капитализм - система сама по себе, во-первых, конфликтная, а во-вторых, требующая относительной (буржуазной) демократии. Спасти такую систему от уничтожения изнутри классовой борьбой можно при помощи национал-капиталистической диктатуры на стадии раннего капитализма, либо примирения труда и капитала на стадии развитого социал-капитализма , когда нация уже сложилась и встала на ноги. Но в любом случае для этого требуется определенная культурно-цивилизационная гомогенность общества, которая реализуется в принципе национального государства. В рамках национального государства крепнет национальная буржуазия и только после этого она начинает бороться за создание империи, но не интернацинально-феодальной , а буржуазно-колониальной. А буржуазия менее развитых наций также отчаянно борется против подобных планов своих более “продвинутых” коллег-конкурентов, борется тоже под знаменами национальной государственности. Отсюда можно сделать вывод, что национальный некомпрадорский капитализм возможен только в рамках национального же государства.

В России (т.е. СССР) не было национальной буржуазии - авангарда национального движения, кровно заинтересованного в превращении своей страны в национальное государство, а левая интеллигенция и большинство русского народа совершенно не обладали национальным самосознанием и были чужды национализму, чего не скажешь о большинстве других народов, населяющих Россию. Татары, чеченцы, якуты, евреи, прибалты , даже немцы стали жестко бороться за свои интересы. Русские же самоустранились от национальной борьбы. Как следствие этого - превращение России в интернациональный федеративный союз национально-государственных образований без какого-либо участия в нем русских.

Революция подразумевает наличие политического авангарда, имеющего свою стройную идеологию. Таковым (и тут правы классики истмата) может быть только партия. Только партия может под знаменами своей идеологии мобилизовать и реформировать общество, провести в жизнь свои идеи, сломить сопротивление противодействующих ей партий, классов и социальных групп. Такой партии в России не оказалось. И КПСС, и “ Демроссия ” были слишком разнородны, дезорганизованны , дезориентированны , чтобы взять на себя ответственность за реформацию общества.

Итак, отсутствие национального самосознания у русского народа и русской интеллигенции, слабость русской буржуаз ии и ее неспособность создать свою партию авангарда буржуазной реформации - вот три главные причины, обусловившие поражение Августовского этапа буржуазной революции.

Две стороны одной медали

Что мы имеем на сегодня? Общество и государство уже не коммунистическое ( социал-феодальное ), но еще не буржуазно-капиталистическое. Отсюда разложение либо уничтожение старых общественно-политических и социально-экономических институтов и отсутствие сколь-либо эффективных новых. Как следствие - паралич экономики и распад государства, а самое главное - отсутствие утешительных перспектив в национально-государственном и социально-экономическом развитии страны.

Но может быть, если бесперспективна эта власть, это правительство, положение дел может изменить приход к власти оппозиции - КПРФ, Народно-Патриотического Союза? Блажен , кто верует!

Левопатриотическая оппозиция президенту и правительству по существу является органичной частью нынешнего режима, несмотря на всю разницу (все более и более стирающуюся) в политической риторике власти и ее оппонентов.

Риторика тут вообще не при чем. Находящееся у власти НДР и противостоящая ей КПРФ - братья по классу “советской” номенклатуры. Не случайно и Зюганов, и Черномырдин аппелируют к “опытным советским хозяйственникам”, большая часть которых является стопроцентным антиподом рыночных управленцев-предпринимателей, не случайно эти “хозяйственники”, возвращаясь к власти в отдельных регионах России под знаменами КПРФ, прекрасно уживаются и ладят со своими коллегами из НДР - они ведь “одной крови”, и не собираются ничего менять кардинально. Ведь ни по одному принципиальному вопросу Зюганов не высказал позиции, которая бы радикально отличалась от официальной позиции Кремля. В конечном счете все это привело к тому, что коммунисты одобрили предложенную Госдуме кандидатуру главы “временного оккупационного режима” (по их истеричной терминологии), одобрили предложенный “оккупационным режимом” бюджет, вошли в “оккупационное” правительство (А.Тулеев) и разбавили региональную абсолютно системную элиту “розовыми” губернаторами.

За два года чеченской войны вряд ли кто-нибудь понял, в чем состоит “чеченская программа” Зюганова и К о. На словах они хотели и войну остановить, и территориальную целостность России сохранить.

О каком антагонизме между партией власти и коммунистами может идти речь, если почти все представители первой вышли из рядов второй, а некоторые уже успели в нее снова вернуться? Нет, власть и левая оппозиция сегодня - две стороны одной медали под названием “советская партхозноменклатура ”.

Идеалисты и шпана

Действительно оппозиционной номенклатурному режиму, несмотря на тактическую его поддержку, является партия ЯБЛоко . Но партия Явлинского - это партия левой радикал-гуманистической космополитической, прозападной интеллигенции, которая однажды уже привела к краху и буржуазную революцию, и Россию. Она неспособна ни на что, кроме критики, пусть даже радикальной, нынешнего режима и ... его вечно “тактической” поддержки в критические моменты.

Беспринципных популистов-авантюристов типа Жириновского и Лебедя и вовсе не стоит рассматривать всерьез. Первый ещё года два назад имел неплохие шансы на приход к власти, второй имеет их сейчас. Но в условиях системного кризиса политик, для которого важна власть для власти и успех для успеха, политик, который сегодня говорит одно, а завтра совершенно другое, отказываясь от своих убеждений и соратников - это “калиф на час”. Он если и возьмёт власть, то не удержит ее долго, каким бы диктатором он ни был. Можно запретить оппозицию, но не системный кризис. К тому же наша разваленная армия просто по определению не сможет стать, к примеру, аналогом чилийской армии, ставшей костяком мобилизационно-капиталистического режима Пиночета. Слабо! Человеческий материал не тот.

Что делать?

Словом, на политическом горизонте России не видно ни одной влиятельной силы, которая сумела бы предложить нации идеологию Возрождения, осмыслить сегодняшний исторический момент, выдвинуть четкую и всеобъемлющую программу комплексных действии, направленных на спасение и преображение Отечества.

О чём же должна сказать партия русского возрождения русскому обществу? Она должна сказать, что:

- левая интеллигенция не оправдала русских надежд и полностью исчерпала себя как конструктивная политическая сила;

- пока власть и собственность находятся в руках номенклатуры, у русской экономики не будет ни малейшего шанса на выживание в условиях конкуренции с транснациональными капиталистическими титанами;

- коммунистическая и левопатриотическая оппозиция являются оборотной стороной антинационально-номенклатурного режима и ничем принципиально от него не отличается ;

- надежд на военную диктатуру быть не должно, потому что армия, во-первых, развалена и разложена, во-вторых, продемонстрировала свою полную беспомощность и неспособность защитить страну от компрадоров и откровенных предателей;

- “российская нация” - такой же нежизнеспособный миф, как и “советский народ”, а Российская Федерация обречена либо на развал, либо на превращение в откровенно антирусское государство;

- практически никто в зарубежной России и дальнем зарубежье не заинтересован в возрождении России, а многие хотели бы и впредь видеть её полуколониальным децентрализованным банановым (картофельным) государством, управляемым криминальным марионеточным режимом. Она также должна честно и открыто заявить соотечественникам, что России, если только она хочет устоять в борьбе с внешними и внутренними хищниками и паразитами, не обойтись без новой революции и серьезных преобразований - национальной реформации.

Она должна заявить, что основными задачами этой революции являются:

- превращение России из рыхлой антинациональной федерации в дееспособное русское национальное государство;

- утверждение авторитарного режима мобилизационного национал-капитализма , борьба за “место под солнцем” для России на мировых рынках товаров и услуг, ликвидация безработицы, стремительный экономический рост;

- устранение от политики и экономики в стране коррумпированной косной номенклатуры, уничтожение мешающих экономическому развитию русского капитализма мафиозно-криминальных структур, приход к власти новой национально-интеллектуальной элиты.

Для этого необходимо:

- принять новую Конституцию национального государства, создать эффективную систему управления им: сломав сопротивление региональных князьков, упразднить решительно все “суверенитеты” на территории России, ликвидировать этнические и территориальные автономии, предоставить ограниченную культурную автономию крупным и лояльным народам;

- ликвидировать засилье инонациональных кланов в русской политике, экономике, средствах массовой информации;

- в корне изменить налоговую политику: дать приоритет производителям товаров и услуг, возложить дополнительное бремя на посредническ о - спекулятивный капитал, сократить расходы на содержание громоздкого государственного аппарата;

- пересмотреть итоги ваучерной приватизации, провести процессы банкротств и приватизации нерентабельных предприятий, посредством аукционов и конкурсов передать их в руки новых русских предпринимателей, имеющих желание и возможность развивать их на собственное благо и общенациональное дело;

- вернуть государству стратегически важные для нации экономические объекты, воссоздать для управления ими Госплан и Госснаб; ввести индикативное государственное планирование и восстановить пятилетки;

- организовать полноценный рынок труда, привлечь безработных к общественным работам, строительству дорог и т.п.;

- ввести официальный запрет на участие в политической деятельности и занятие должностей бывшими высокопоставленными коммунистическими функционерами, распустить все антинациональные и антигосударственные партии и упразднить средства массовой информации;

- создать специальную службу по возвращению в Россию капиталов, вывезенных за рубеж, разыскивать и без срока давности карать лиц, добровольно не соглашающихся инвестировать их в национальную экономику;

- заново создать национальную армию и госбезопасность, приведя в соответствие численность генералитета и военной бюрократии, вернуть на военную службу боевых офицеров, привлечь безработных, русских беженцев и временных репатриантов. Упразднить военное крепостное право - стройбаты.

Новый национализм

Наши надежды могут быть связаны только с русским прогрессивно-буржуазном национализмом - в современных условиях национал-капитализмом .

Это действительно новый русский национализм, не имеющий аналогов в отечественной истории. Не консервативно-патриархальное “ лапотничество ” с его удушающими творческую личность феодально-общинными традициями, а буржуазный, умеренно-индивидуалистический светский цивилизованный национал-прагматизм.

Пожалуй, можно согласиться с Бердяевым, утверждавшим, что подобный национализм традиционная русская культура неизбежно воспримет (уже восприняла) как “неметчину”, что-то чуждое, “нерусское”. И правда, русский человек инстинктивно всегда с большей симпатией относился к Обломову, а не к Штольцу . Дело тут, конечно, не в немецкой фамилии, а в образе дельца, созданным писателем Гончаровым.

Целеустремленные, трудолюбивые и предприимчивые герои не жалует наша интеллигенция. Русская литература и философия - быть может самая духовная и самая глубокая. Но... это не философия инициативы и действия. Постоянные сомнения, декадентство, космополитизм или интернационализм, доведенный до крайности гуманизм не могут стать и не станут основой для русского ренессанса, русского прорыва.

Несомненно правы теоретики, утверждающие, что именно эти черты русской культуры 19-20 веков отталкивают от неё современную молодежь, буржуазию, словом - новых русских. Новый русский вызывает раздражение у всех писателе й- ” деревещиков ”, монархистов, левых интеллигентиков , социалистов и коммунистов, “народных патриотов”. А за что собственно? За необразованность и беспринципность? Но разве первопроходцы капитализма где-нибудь отличались строгой честностью и высокой образованностью? Или, может быть, все эти господа видят в новых русских восходящий класс, класс, окончательный приход к власти которого остановила П ервая мировая война, Октябрьская революция? Они ведь все прекрасно понимают, должны понимать, что если бы не Октябрьская контр-революция , русский капитализм рано или поздно покончил бы с этим толстовством, “народничеством”, декаденством .

Можно сколько угодно называть нового русского “новым нерусским”, но при этом надо учитывать то, что “новые нерусские” уже давно являются исторической реальностью, а также и особенно то, что в условиях неизбежной победы капитализма над социал-феодализмом с этой исторической реальностью не в силах ни спорить, ни конкурировать “старые советские”.

Отстоять Русскую Россию, Россию, в которой хозяином будет русский народ, в условиях капитализма могут только новые русские, выварившиеся в буржуазном котле прагматики, целеустремленные и волевые предприниматели.

Да, у них поначалу были иллюзии по поводу “открытого общества” и безграничного либерализма. Они думали, что весь мир теперь будет принадлежать им, что легкие и бешенные деньги можно будет зарабатывать всегда, что им при таком раскладе не нужны ни Отечество, ни Нация, ни Россия. Некоторые из них и сейчас размышляют таким образом, но их уже не так много! Страсти улеглись, мелкий и средний русский бизнес в значительной своей части удушен непомерными грабительскими налогами, еврейскими процентщиками, кавказским рэкетом; посредники и незадачливые рантье разорились, а крупный национальный бизнес все более и более теснят иностранные титаны и инородческий столичный финансовый капитал.

Впрочем, на выборах они все равно поддерживали власть, но не из-за любви к ней, а из-за органического неприятия коммунизма, социал-феодализма во всех его проявлениях. Но режим “старых советских”, так явно покровительствующий “новым нерусским”, с каждым годом и каждым месяцем вызывает всё большее неприятие у русской буржуазии, у буржуазной интеллигенции, у национальной молодежи, у тех энергичных и предприимчивых слоёв, которые всё более отчётливо осознают всю бесперспективность своего положения при номенклатурно - компрадорском разложении и застое.

Триумф на выборах 1993 года Жириновского и на выборах 1996 года Лебедя как раз и олицетворяют поиск новой русской идеи новыми русскими. Но власть и успех опьяняют. Ни первый, ни второй не оправдали и не могли оправдать их доверия. Что ж, первый блин в России всегда комом! Но второй всегда получается.

Русская интеллигенция, проходя через огонь, воду и медные трубы дикой, варварской стадии капитализма, интенсивно изживает свой лево-гуманистический и право-космополитический менталитет и становится все более прагматической , буржуазной, национальной. Обманутые и разоренные русские предприниматели сжимают кулаки в порыве праведной ярости при виде наглых иностанных и инонациональных кланов и лобби, поглощающих русский рынок с санкции коррумпированной номенклатуры. Амбициозная русская молодежь вынуждена прислуживать всесильным чужакам... О настроениях в среде рабочих, крестьян и военных можно и вовсе не говорить.

Признаки революционной ситуации

Признаками революционной ситуации Ленин считал положение дел при котором , “верхи не могут править, а низы не хотят жить по-старому”, набирающий силу класс не намерен больше терпеть несоответствие производительных сил и производственных отношений, и, наконец, когда появляется партия или политическая сила, способная возглавить революцию.

Чечня, невыплата зарплат и пенсий, бессилие репрессивных институтов государства перед антиобщественными и антинациональными элементами свидетельствуют, что “верхи не могут править по-старому”. Первый признак революционной ситуации налицо уже сейчас.

Низы пока сомневаются, но запас терпения значительной части населения близок нулю. Многие пока колеблются, но по мере неизбежного углубления, продолжения и ускорения развала, радикально-оппозиционные настроения будут нарастать. Второй признак революционной ситуации вызреет не далее как через три-четыре года.

Касательно третьего и, пожалуй, важнейшего признака революционной ситуации, надо сказать следующее. Единственным классом русского общества, способным возглавить национально-освободительную борьбу за возрождение России сегодня может стать только буржуазия в широком смысле этого слова - т.е. Новые Русские. Проблема в том, что молодая собственно русская буржуазия пока экономически слаба и еще не имеет своих твёрдо усвоенных политических амбиций. В условиях противостояния правых либерал-космополитов с левыми патриотами-интернационалистами она ради своего выживания вынуждена поддержать первых. Но это не надолго.

“ Новые нерусские” такой же ее антагонист, как и “старые советские”. Окрепнув, накопив свой первоначальный капитал, новые русские начнут тяготиться и ими. Но тогда им не надо будет примыкать к “объединенной оппозиции”, ибо новые русские создадут свою мощную политическую коалицию национального капитализма.

Вместе с тем предварительно должна появиться полноценная идеология русского национализма. Её активно создают в настоящее время. Эта идеология должна будет стать известной и понятной большей части интеллектуальной элиты русского общества. Идеология и организация станут реальной силой, которые ворвутся в большую политику и не остановятся, пока не возьмут власть и не проведут Великую Русскую Реформацию.    

www.olmer1.newmail.ru  

наверх Загрузок: 5768    всего просмотров  13.06.2004