Вход  Подбор    Добавить    Сервис  Документы    Форум    Ссылки  
 +  -    
  законодательство  недвижимость  статьи
   бизнес
   земля
   инвестиции
   инновации
   ипотека
   лизинг
   политика
   рынок
   финансы
   экология
   экономика
   прочее
Связь с сотрудниками компании
Подбор недвижимости
  
 Закажите подбор недвижимости
статьи  >  финансы
Финансовая глобализация
================================================================

Федякина Л.Н.

Российский университет дружбы народов , Надым

Текст доклада

Рассматриваются финансовые аспекты влияния глобализации на группы развитых, развивающихся и переходных стран, а также на отдельные национальные экономики. Статья написана под впечатлением от очень содержательной книги Маргарет Тэтчер "Искусство управления государством. Стратегия для меняющегося мира". Большой интерес представляют рассуждения автора о глобализации, об интеграции, о свободной торговле и других мирохозяйственных проблемах, имея в виду, что основы глобальной экономики в свое время заложили премьер-министр Великобритании М. Тэтчер и президент США Р. Рейган.

Именно возглавляемое М. Тэтчер правительство и администрация Р. Рейгана совершили поворот к монетаристской политике. Премьер-министр М. Тэтчер проводила дерегулирование, снижение налогов, приватизацию, что сопровождалось, как она пишет, "отменой валютного контроля и снижением тарифов" на международном уровне [1, c. 492]. Это дало мощный импульс глобализации экономики и финансов.

К настоящему времени глобализационный экономический процесс охватил всю мирохозяйственную сферу, втянул в свою орбиту внешнеэкономические системы всех стран мира с разной степенью участия, эффективности и последствий. Глобализация - это прежде всего свободная торговля в самом широком ее понимании, ярой сторонницей которой вслед за великим А. Смитом является г-жа Тэтчер. И она оказалась чрезвычайно выгодной далеко не для всех стран-участниц, а прежде всего для сильнейших из них. Иначе и не могло быть в условиях свободного рынка.

Г-жа Тэтчер с каким-то радостным удовлетворением констатирует, что "богатейшую страну мира, Америку, свободная торговля делает еще богаче" [1, c. 493]. Действительно, в 1993-2001-е годы США, крупнейший международный должник с 1985 г. с растущим дефицитом по текущему платежному балансу с 1970-х годов, развивались наиболее успешно; они даже преодолели многолетний бюджетный дефицит в 1998 г., что им не удавалось с 1960-х годов. Успехам Америки весьма способствовал колоссальный приток финансовых ресурсов не только из Европы и Японии, но и из развивающихся стран, что стало возможным в условиях финансовой глобализации.

Однако США испытывают определенные трудности с весны 2001 г. и, как отмечает г-жа Тэтчер, в настоящее время "во всемогущей американской экономике проявляются симптомы заболевания" [1, c. 444]. А некоторые, причем наиболее продвинутые страны Азии и Латинской Америки, пережили тяжелые валютно-финансовые потрясения, которые оказали негативное воздействие особенно на международные потоки капитала и финансовые рынки.

Глобальная экономика, как пишет г-жа Тэтчер, "открыла национальные экономические системы для международной конкуренции" [1, c. 492]. Но экономики многих стран мира не готовы к свободной конкуренции по всем отраслям и нуждаются в защите для создания конкурентных преимуществ. Даже страны ЕС отгородились единым таможенным тарифом, единой аграрной политикой, единой валютой и т.п. Видимо, глобализацию необходимо в чем-то и ограничивать, и страны вправе отстаивать свои национальные интересы.

1. Факторы развития, масштабы и механизмы финансовой глобализации

В последние десятилетия, особенно это проявилось в 1990-е годы, главной движущей силой интернационализации мировой экономики стали международные финансы, развитие которых опережает рост мирового производства и экспорта. Именно встречные потоки прямых инвестиций, диверсификация, расширение и интеграция международных финансовых рынков вывели мировую экономику на качественно новый уровень интернационализации - глобализацию и делают ее все более глобализирующейся в планетарном масштабе.

В глобализационном процессе международная торговля не утратила своей роли фактора, способствующего углублению международного разделения труда и усилению взаимозависимости национальных экономик. Об этом свидетельствуют опережающие и ускоряющиеся темпы роста мирового товарооборота по отношению к росту мирового ВВП. В 1982-1991 гг. среднегодовые темпы роста мирового товарооборота опережали рост мирового ВВП в 1,5 раза, в 1992-2001 гг. - в 2 раза [18, p. 197, 225, 226].

Тем не менее международная торговля все более уступает лидерство международным валютно-кредитным и финансовым связям в интенсификации процесса глобализации. Развитие финансовой глобализации обеспечивается расширением кредитно-инвестиционной деятельности транснациональных корпораций и банков и механизмами международных финансовых рынков. Она проявляется в высокой мобильности, нарастающей масштабности, диверсификации и интеграции международных финансовых ресурсов и потоков.

Финансовая глобализация, как качественно новая тенденция развития, выявилась в 1970-е годы, когда объем международной ликвидности и несбалансированность текущих платежей резко возросли. Это произошло в результате отмены золото-девизного стандарта и фиксированных валютных курсов, нефтяных "шоков" и многократного увеличения мировых цен на нефть, накопления "нефтедолларов" и пополнения евровалютных ресурсов, расширения международного банковского кредитования и эмиссии ценных бумаг на международных рынках.

Показателем уровня развития глобализации финансов может служить капитал, функционирующий за пределами стран происхождения в объеме накопленных иностранных активов. В состав иностранных активов включаются прямые и портфельные инвестиции (акции и долговые ценные бумаги), требования по банковским ссудам и займам, по межгосударственным кредитам и т.п. К началу нового столетия объем функционирующего за рубежом капитала сравнялся с мировым валовым продуктом. В 2001 г. иностранные активы в развитых странах составили почти 28 трлн. долл.; в развивающихся и переходных странах в объеме долговых обязательств перед частными кредиторами и прямых иностранных инвестиций, по нашей оценке, они равнялись 2,5-3,0 трлн. долл. [19, p. 63, 65, 258; 14; 15].

Финансовая глобализация стала главной движущей силой развития мировой экономики, уровень которой достиг определенной зрелости, о чем свидетельствуют, в частности, валютно-финансовые кризисы 1997-1998-х гг., которые отозвались во всех странах, тем самым подтвердив высокий уровень финансовой взаимозависимости. Ярким свидетельством ускоряющегося развития финансовой глобализации является высокая динамика и растущий объем валютных и евровалютных рынков, банковских депозитов в иностранной валюте, средств, привлеченных с международного финансового рынка, совокупных ресурсов институциональных инвесторов, доли иностранных ресурсов в социально-экономическом развитии отдельных стран и т.д.

Например, дневной оборот мирового валютного рынка увеличился с 60 млрд. долл. в 1983 г. до 1,5-2 трлн. долл. в 2001 г. Чистый объем евровалютного рынка в банковских обязательствах в иностранных валютах увеличился с 1985 г. по 1999 г. в 3,1 раза и составил более 6 трлн. долл.; его валовый объем, включающий и межбанковские операции, превысил 10 трлн. долл. [10, p. 115]. Размер годового международного синдицированного кредитования увеличился с 1990 г. по 2000 г. в 7,5 раз и составил почти 1,5 трлн. долл.

Годовая эмиссия международных долговых ценных бумаг возросла за 1994-2000 гг. в 2,6 раз и составила 939,2 млрд. долл.; при этом объем рынка международных долговых ценных бумаг в 2000 г. превысил 6 трлн. долл. [10, p. 453; 12, p. 17; 13, p. 20, 21]. О масштабности международных финансовых потоков наиболее ярко свидетельствует глобальный рынок финансовых деривативов, который обслуживает управление валютными, процентными и другими рисками, возникающими при осуществлении финансовых операций; к 2000 г. он достиг почти 110 трлн. долл. [13, p. 22-24].

Развитие финансовой глобализации обеспечивается огромными ликвидными ресурсами, идущими прибыльного приложения. Совокупный объем ресурсов только институциональных инвесторов, в число которых входят страховые, трастовые, фондовые, инвестиционные компании, пенсионные, взаимные, хеджинговые и другие фонды преимущественно развитых стран, в 1994 г. оценивался в 20 трлн. долл., к 1998 г. он достиг 32,8 трлн. долл. [21, p. 1999, 2000]. В условиях более открытых, чем когда-либо раньше, национальных экономик и с использованием современных Интернет-технологий эти ресурсы свободно перераспределяются между резидентами разных стран через международные финансовые рынки.

Развитие финансовой глобализации стимулируется неравномерностью экономического развития и распределения финансовых ресурсов; неуравновешенностью текущих платежных балансов, острой нехваткой в большинстве стран собственных ресурсов для осуществления инвестиций, покрытия бюджетных дефицитов, проведения социально-экономических преобразований, осуществления слияний и поглощений компаний и банков, выполнения долговых обязательств по внутренним и внешним заимствованиям, а также внедрением современных электронных технологий, позволяющих проводить операции в режиме реального времени.

На развитие финансовой глобализации оказывает воздействие ускоренная либерализация мирохозяйственных связей и финансовых потоков в рамках стратегии открытой экономики. Процесс либерализации и преобразования финансовой сферы начали США с 1974 г. и Великобритания с 1979 г., затем к нему присоединились и другие развитые страны; к середине 1990-х годов в развитых странах он в основном завершился. Цель этих преобразований заключалась в отмене жестких ограничений в области движения капитала, которые ограничивали отток капитала и позволяли устанавливать низкие процентные ставки для обеспечения правительств и экономики дешевыми заемными ресурсами.

С другой стороны, преобразования были направлены на создание рынка банковских услуг, рынка государственных долговых ценных бумаг и рынка корпоративных ценных бумаг, которых в тот период не было. Либерализация экономики и финансовой сферы охватила и развивающиеся страны, а затем и переходные страны. В 1990-х годах значительно увеличилось число межгосударственных соглашений по инвестиционным вопросам, в которых закреплялись условия допуска иностранных компаний на рынки и защиты интересов зарубежных инвесторов.

Либерализация финансовой сферы усиливается региональной интеграцией, она осуществляется на основе решений "большой семерки", многосторонних договоренностей в рамках Всемирной торговой организации (ВТО), Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Международного валютного фонда (МВФ) и других. В частности, одним из пунктов экономического коммюнике саммита "семерки" в Галифаксе (1995 г.) было требование постоянного поощрения стран-членов МВФ и Всемирного банка к устранению ограничений на рынке капитала, к установлению свободной конвертируемости валют и введению плавающих валютных курсов.

С начала 1990-х годов МВФ усилил воздействие на страны-члены по принятию обязательств по статье VIII устава МВФ. Статья запрещает вводить ограничения на осуществление платежей и переводов по текущим международным операциям, участвовать в дискриминационных валютных соглашениях, прибегать к практике множественности валютных курсов. В 1996 г. МВФ включил в систему надзора за политикой стран-членов оценку роли движения капиталов. Это положение имеет отношение к большинству развивающихся стран и к государствам с переходной экономикой, которые недавно вступили на путь либерализации. МВФ расширил информационное содействие странам-членам, интересующимся международными рынками капиталов.

В декабре 1997 г. в рамках Всемирной торговой организации было подписано многостороннее соглашение о либерализации рынка финансовых услуг, в соответствии с которым присоединившиеся к нему страны-члены ВТО обязались обеспечить открытость своих финансовых рынков с 1999 г. Речь шла о снятии барьеров на рынках банковских, страховых сделок и операций с ценными бумагами; о свободном допуске нерезидентов в национальные банковские, страховые и фондовые секторы.

2. Финансовые дефициты и внешние долги

Абсолютное большинство стран мира - чистые должники по балансу активов и обязательств (пассивов) по международным инвестициям; среди чистых должников - государства развивающегося мира, за исключением 9 чистых кредиторов, и с переходными экономиками, кроме России. Должниками с чистой внешней задолженностью является большинство развитых государств. Чистыми кредиторами являются Швейцария и Япония; в 2001 г. превышение активов над обязательствами по международным инвестициям имела Бельгия в размере 23%, а также Германия (4%), Франция (6%), Италия (0,2%) [15].

Нетто внешняя задолженность развитых стран по балансу активов и пассивов по международным инвестициям составила в 2001 г. 1,2 трлн. долл. Наличие совокупной нетто внешней задолженности характеризует группу развитых стран как совокупного чистого должника, развивающегося за счет изъятия средств из периферийных стран.

Большинство развивающихся и переходных стран и многие развитые страны имеют отрицательные показатели по текущим расчетам и по балансу внутренних инвестиций и сбережений, что указывает на дефицитность их экономик. Внешние заимствования, долги кредиторам-нерезидентам и их обслуживание прочно вошли в механизм функционирования национальных экономик, превратив все страны мира в заемщиков.

Заимствования у нерезидентов предназначаются для урегулирования внешних расчетов, для покрытия дефицита федеральных и местных бюджетов, пополнения государственных пенсионных и инвестиционных фондов, осуществления структурных преобразований, выполнения социальных программ и т.п. Совокупные долговые обязательства всех стран мира перед нерезидентами образуют мировую внешнюю задолженность.

Глобализация финансов сформировала экономики с хроническими финансовыми дефицитами и обеспечивает их функционирование. Некоторые дефицитные экономики приобретают характеристики долговых, имея высокую долю заемных ресурсов в притоке иностранных средств и в накопленных пассивах. Долговые экономики характеризуются растущим объемом внешнего долга и платежей; новые заимствования и обслуживание платежей становятся важнейшим условием их функционирования и одним из основных направлений государственной политики.

В современной мировой экономике можно выделить несколько типов дефицитных и долговых экономик по уровню и динамике развития, по тяжести долговой нагрузки и степени долговой зависимости, по объему и структуре привлекаемых иностранных ресурсов, а также внешних долгов и платежей и т.п. Экономики развитые, развивающиеся и переходные с дефицитами и долговыми характеристиками качественно отличаются друг от друга. Многие развитые и развивающихся стран с чистой внешней задолженностью успешно развиваются, получая постоянный приток иностранных ресурсов посредством прямого инвестирования, размещения акций среди нерезидентов, заимствований на международных кредитных рынках.

Почти три десятка лет мировая экономика функционирует в дефицитном режиме с постоянным отрицательным сальдо по мировым текущим расчетам и с превышением мировых инвестиций над мировыми сбережениями, что и является главным фактором расширения финансового сотрудничества и взаимозависимости, наращивания мировой внешней задолженности в условиях возрастающей международной мобильности капитала. Совокупный дефицит текущего платежного баланса стран мирового сообщества за 1985-2000 гг. составил более 1,5 трлн. долл. [18, p. 161; 19, p. 207; 20, p. 223].

Дефицитность мирового сальдо по текущим расчетам формируется соответствующим совокупным дефицитом развитых стран. За 1974-2000 гг. совокупное сальдо развитых стран по балансу текущих расчетов было отрицательным, несмотря на положительные показатели в отдельные годы [9, c. 230-236]. В 1993-1997 гг. совокупное сальдо текущих расчетов этой группы стран было положительным в размере плюс 52,9 млрд. долл. в год.

Однако в 1998-2000 гг. развитые страны снова свели свои совокупные текущие расчеты со среднегодовым дефицитом в размере 144,9 млрд. долл.

Япония остается нетто-кредитором с 1981 г., совокупный актив ее сальдо по текущим расчетам за 1981-2000 гг. превысил 1,5 трлн. долл. Совокупное сальдо текущего платежного баланса стран ЕС за 1985-2000 гг. составило плюс 20,0 млрд. долл. в год. При этом в 1990-е годы некоторые страны регулярно сводили свои текущие расчеты с дефицитом, в том числе Австрия, Великобритания, Германия, Греция, Исландия, Испания, Португалия.

Новые индустриальные страны Юго-Восточной Азии (Гонконг, Сингапур, Тайвань и Южная Корея), которых МВФ относит к продвинутым (advanced) странам, развиваются по японской модели. Их чистая норма кредитования (сальдо баланса внутренних инвестиций и сбережений в % к ВВП) более, чем в 2 раза превышает норму Японии - 5,7% ВВП в 1985-1993 гг., 10,1 и 7,7% ВВП в 1998-1999 гг.

С 1980-х гг. главным фактором неуравновешенности международных текущих расчетов становится хронический дефицит текущего платежного баланса США, размер которого значительно превышает совокупный дефицит стран развивающихся и с переходной экономикой. В 1982-1989 г.г. дефицит США по текущим расчетам составил в среднегодовом исчислении минус 104,0 млрд. долл., в 1990-2000 гг. - минус 158,7 млрд. долл. Дефицитность американского платежного баланса определяется огромным отрицательным внешнеторговым сальдо, которое впервые с конца прошлого века образовалось в 1971 г. и со второй половины 1970-х гг. стало хроническим.

В 1985-1989 гг. отрицательное сальдо США по торговле в среднегодовом исчислении составило 133,9 млрд. долл., в 1990-2000 гг. - 172,4 млрд. долл.[5, c. 70]. Масштабный приток капитала в экономику США из развитых и других стран с лихвой перекрывает американские дефициты. Резиденты США активно заимствуют на международном рынке синдицированных кредитов и долговых ценных бумаг; нерезиденты покупают внутренние ценные бумаги американского правительства и корпораций, осуществляют прямое инвестирование.

С 1985 г. США являются чистым международным должником, т.е. иностранные активы в экономике США превышают американские зарубежные активы. Баланс активов и обязательств по международным инвестициям показывает чистую внешнюю задолженность США, которая в 2001 г. равнялась 2,3 трлн. долл. Обязательства США перед нерезидентами составили 9,2 трлн. долл. (по банковским кредитам и долговым ценным бумагам - 4,0 трлн. долл.); требования США к нерезидентам- 6,9 трлн. долл. (2,0 трлн. долл.) [15, p. 918].

В 2001 г. 56% чистой внешней задолженности США было покрыто развитыми странами, 46% - поступлениями из развивающихся и переходных стран. США являются крупнейшим получателем международных ресурсов, их доля в обязательствах развитых стран по международным инвестициям в 2001 г. составила 33,4%. В объеме накопленных в развитых странах прямых иностранных инвестиций доля США равнялась 45,6%, акций - 32,7%, долговых ценных бумаг - 38,7%, банковских кредитов - 19,7% [15, p. 918].

Многолетний масштабный чистый приток иностранного капитала в США покрывает дефицит текущего платежного баланса, компенсирует нехватку национальных инвестиционных ресурсов, способствует снижению налогов, ослабляет напряженность на рынке кредита, стимулирует предпринимательскую деятельность и покупательную способность населения. Американская экономика испытывает острую нехватку собственных финансовых ресурсов прежде всего в результате снижения нормы сбережений населения и чрезмерного роста совокупного внутреннего долга основных заемщиков нефинансового сектора.

Многие показатели свидетельствуют о сложившемся долговом характере американской экономики с высокой зависимостью от притока иностранных ресурсов, что однако позволяло американской экономике успешно развиваться, особенно в 1990-е годы. Именно США являются инициаторами глобализации, и они в наибольшей степени пользуются ее плодами. Однако в условиях глобализации даже американская экономика подвержена рискам, которые сопровождают развитие взаимозависимой, открытой экономики.

Крупные внешние заимствования на экономическое развитие - это новая модель американской экономики, монетаристский тип развития с зависимостью от курса доллара, товарных цен и иностранного капитала. Увеличение внешнего долга стало во многом результатом многолетней целенаправленной политики США со времен президента Р. Рейгана, отказавшегося от традиционного кейнсианства, но так и не преодолевшего дефицит по бюджету.

Кейнсианская концепция дефицитного финансирования развития в целях обеспечения полной занятости была принята в США в 1940-е годы. В 1960-е гг. бюджетный дефицит активно поддерживался в целях экономического развития. В результате федеральный бюджет сводился с активом лишь в 1960 г. и в 1969 г. [3, c. 158]. С середины 1970 г. проявилась тенденция нарастания дефицита независимо от фаз экономического цикла и в условиях относительно полной занятости.

Тем не менее на протяжении первых послевоенных десятилетий объем собственных финансовых ресурсов США покрывал или даже превышал внутренние финансовые потребности страны. Перераспределение собственных ресурсов обеспечивало покрытие дефицита госбюджета, инвестиции, потребности населения. В начале 1980-х годов между потребностями и собственными возможностями возник разрыв, и в дальнейшем он все более увеличивался.

В связи с этим произошел возврат к концепции сбалансированного бюджета в качестве одной из целей макроэкономической стратегии государства. Попытки не только сбалансировать, но даже снизить дефицит не дали положительных результатов. Более того, к 1980 г. дефицит возрос до 2,8% ВНП. Как отмечает г-жа Маргарет Тэтчер, именно при президенте Р. Рейгане США стали проводить монетаристскую политику [1, c. 441]. Это сформировало открытую модель развития с высоким иностранным компонентом. Бюджетная программа 1981 г. Р. Рейгана под названием "Акт о налогах для экономического возрождения" исходила из концепции ускоренного экономического роста в целях снижения бюджетного дефицита.

Она включала крупномасштабное снижение налогов и резкое сокращение федеральных расходов. Мероприятия обеспечили интенсивный экономический рост с 1983 г. и до конца десятилетия, но не дали снижения дефицита бюджета - в 1980-е гг. он составил 4,1% ВНП [3, c. 158]. Несмотря на принятие "Акта о сбалансировании бюджета" в 1985 г и дальнейшее снижение налогов, бюджетный дефицит в 1980-е гг. приобрел структурный характер.

Он стал неустранимым и продолжал нарастать даже в условиях высокого роста и полной занятости. Снижение темпов роста ВВП и промышленного производства в первой половине 1980-х гг. преодолевалось структурной перестройкой, ускоренным развитием наукоемких отраслей. В этих условиях возникла острая нехватка капитала, которая возмещалась его притоком из-за рубежа. Средства из-за границы профинансировали в 1982-1986 гг. 12,6%, в 1987 г. - 20,6% валовых инвестиций [8, c. 175].

Администрация Р. Рейгана осуществила ряд экономических мер по привлечению иностранного капитала, которые заключались в следующем:

- Сокращение сроков амортизации оборудования и зданий, льготы корпорациям;

- Стимулирование высоких процентных ставок;

- Снятие многих ограничений на уровень процента по вкладам;

- Отмена 30% подоходного налога с иностранцев, приобретающих государственные ценные бумаги;

- Выпуск новых правительственных ценных бумаг сроком на 3 года 11 месяцев для иностранных инвесторов без уплаты налога и анонимно;

- Разрешение американским корпорациям выпускать ценные бумаги за рубежом;

- Предоставление инвестиционным банкам права покупать ценные бумаги Федерального резервного банка Нью-Йорка и продавать их анонимным иностранным инвесторам за рубежом;

- Перевод некоторых японских банков с разряд первичных дилеров по правительственным облигациям (primary dealers), что позволило этим банкам размещать и продавать государственные облигации наравне с американскими инвестиционными банками [8, c. 175-176].

Дерегулирование банковской и другой финансовой деятельности стимулировало приток иностранного капитала в США. Иностранных инвесторов привлекает высокоразвитый американский финансовый рынок, квалифицированные финансовые посредники, широкий выбор финансовых инструментов, возможности хеджирования рисков, гарантированный доход по вкладам и ценным бумагам и т.п. Увеличению иностранных активов в США способствовала также политическая стабильность, высокий экономический рост после 1982 г. и до начала 2000-х годов, за исключением 1991 г., когда ВВП снизился до минус 0,9%.

Торговый дефицит США обернулся притоком иностранного капитала. Накопление долларов нерезидентами от торговли с США увеличили ликвидные ресурсы иностранцев. Их большая часть вернулась в США в виде вкладов в банки, в ценные бумаги правительства и корпораций, в недвижимость (trade relation dollars). Проблемы в американской экономике обозначились весной 2001 г., они были усилены событиями 11 сентября, военной акцией в Ираке.

Положение в развивающихся и переходных стран в условиях глобализации экономики и финансов существенно отличается от ситуации в США и других развитых странах. Глобализация открыла перед ними новые возможности, не решив старые и породив новые проблемы. Развивающиеся страны, за исключением 9 государств, являются чистыми импортерами капитала и должниками. Многие их них имеют хронические дефициты по текущим расчетам и по госбюджету, их внутренние инвестиции превышают сбережения.

Экономики стран-должников, как правило, уязвимы, нестабильны и подвержены кризисам. Их функционирование поддерживается компенсационным финансированием из зарубежных официальных и частных источников, в значительной своей части образующих долги. По источникам внешнего финансирования страны-должники подразделяются на три группы. К первой группе относятся 45 стран, получающих в основном финансирование от официальных кредиторов. Ко второй группе относятся 46 стран, финансирование которых осуществляется из частных источников, третья группа (28 стран) получает смешанное финансирование.

Многие дефицитные развивающиеся экономики фактически стали долговыми (заемными). Страны с долговыми экономиками мало привлекательны для иностранных частных инвесторов. Они чаще всего неплатежеспособны из-за непосильной для них долговой нагрузки; они хронически испытывают серьезные трудности в обслуживании своих долговых обязательств и допускают просрочки платежей. По классификации МВФ, несостоятельные должники определяются по данным за последние пять лет, в течение которых такие страны допускали просрочки или их долги реструктурировались.

В 2000 г. из 119 стран-должников развивающегося мира 55 государств оказались несостоятельными должниками и были включены в группу стран с трудностями в обслуживании долга. Несостоятельные должники вынуждены вести переговоры с МВФ, иностранными правительствами, входящими и не входящими в Парижский клуб, с Лондонским клубом, объединяющим 600 международных банков, о переоформлении долгов и платежей и выполнять требования международных кредиторов по стабилизации и структурной перестройке своей экономики.

Внешний долг 128 развивающихся стран в 2001 г. равнялся 2137,2 млрд. долл., что составило 135,6% от их экспорта товаров и услуг (ЭТУ) и 34,7% к ВВП. Долги официальным кредиторам равнялись 867,4 млрд. долл., банкам - 578,5, другим частным кредиторам - 691,5 млрд. долл. Платежи по обслуживанию долга составили 347,4 млрд. долл. или 22,0% к доходам от экспорта товаров и услуг, из них процентные платежи - 8,3%/ЭТУ [20, p. 187, 256-262].

Показатели долговой нагрузки стран с трудностями в обслуживании долга значительно обременительнее, чем других чистых должников. В 2001 г. их внешний долг равнялся 824,2 млрд. долл. его отношение к экспору товаров и услуг - 214,6%, к ВВП - 45,6%; в структуре их долга доля обязательств перед официальными кредиторами преобладала - 52,5%; платежи по обслуживанию долга составили 129,9 млрд. долл. (33,8% ЭТУ), в том числе процентные платежи - 11,0% ЭТУ.

Страны с переходной экономикой, кроме России, являются чистыми импортерами капитала и должниками. В 2001 г. зарубежные активы России в размере 250,3 млрд. долл. превысили ее обязательства в размере 164,8 млрд. долл. В результате Россия является чистым кредитором с активным сальдо в размере 85,5 млрд. долл. Внешний долг стран с переходной экономикой в 2001 г. составил 372,1 млрд. долл. или 107,2% доходов от экспорта товаров и услуг; платежи по обслуживанию долга в сумме 51,9 млрд. долл. оставили 15,0% к экспорту товаров и услуг.

Внешний долг стран Центральной и Восточной Европы равнялся 183,3 млрд. долл. или 94,6%/ЭТУ, платежи - 33,8 млрд. долл., 17,5%/ЭТУ. Эти страны вступают в ЕС, и многие из них своевременно и в полном объеме выполняют свои долговые обязательства. Внешний долг государств, входивших в СССР, составил 188,8 млрд. долл., долговые платежи - 18,1 млрд. долл.

Крупным должником является Россия, ее внешний долг, по данным МВФ, составил 150 млрд. долл. или 142,3% к экспортным доходам, платежи равнялись 12,9 млрд. долл., что составило 12,2% к экспорту товаров и услуг. Многие бывшие советские республики нередко испытывают серьезные платежные трудности и обращаются за помощью к МВФ, хотя они не имеют обязательств по долгам бывшего СССР.

По способам погашения долговых обязательств периферийные страны подразделяются на состоятельных и несостоятельных должников. Состоятельные должники обслуживают свои долги из валютных доходов, полученных от экспорта товаров, услуг и из других источников, а также заимствуя на международном рынке долговых ценных бумаг и синдицированных кредитов. Страны с платежными проблемами обращаются к официальным кредиторам, а наиболее бедные страны с чрезмерной внешней задолженностью поддерживают свою экономику только за счет притока льготных или безвозмездных средств иностранных государств и международных организаций.

Долги бедных стран Парижскому клубу реструктурируются на условиях, принятых в 1988-1999 гг. на саммитах "большой семерки" в Торонто, Лондоне, Неаполе, Лионе, Кельне. Реструктуризации долгов стран со средним уровнем развития осуществляется на условиях Хьюстона (1990 г.). Реструктуризация долгов осуществляется в два этапа. Сначала Парижский клуб заключает многостороннее соглашение со страной-должником, где определены условия (например, Неаполя) реструктуризации. Затем страна-кредитор заключает двустороннее соглашение с этим должником и проводит списание долга на сумму от 33 до 90% в зависимости от условий реструктуризации. Оставшаяся часть долга переоформляется с продлением срока погашения.

Все соглашения, как правило, обусловлены. Это значит, что они реализуются лишь при условии аккуратного выполнения должником обязательств (программы), зафиксированных как в многостороннем соглашении с Парижским клубом, так и в двустороннем соглашении с конкретным кредитором. За 1976-2000 гг. было заключено 307 соглашений и была реструктурирована сумма в размере 392,7 млрд. долл. [17, p. 90]. Подобные соглашения заключаются и с нечленами Парижского клуба кредиторов.

С начала 1990-х годов кредиторы Парижского клуба стали активно проводить своповые операции с долговыми требованиями к развивающимся странам, которые задолго до этого широко использовали частные кредиторы. Всего за 1991-2000 г. было проведено свопов на сумму 4,5 млрд. долл., в ходе которых долги в основном обращались в акции и в охрану природы [17, p. 73]. Под давлением официальных кредиторов банки тоже осуществляют частичные списания и конверсии (свопы) долгов. С 1990 г. долговые обязательства перед банками частично конвертировались в Брейди-бонды, рынок которых достиг своего пика в 1996 г. С тех пор этот рынок стал постепенно сокращаться в результате обратного выкупа Брейди-бондов или их конверсии в другие ценные бумаги.

3. Формирующиеся рынки и валютно-финансовые кризисы

Финансовые рынки развивающихся и переходных стран с догоняющим типом развития образуют формирующийся (emerging) сегмент мирового (глобального) финансового рынка. Формирующиеся рынки все более интегрируются в мировой финансовый рынок, занимая там скромное место (7-8%). Капитализация рынка акций стран с формирующимися рынками за 1990-2001 гг. увеличилась в 4,0 раза, их задолженность по долговым ценным бумагам возросла в 5,2 раза. Первое место по ценным бумагам среди стран с формирующимися рынками в 2001 г. принадлежало Китаю, второе - Корее, третье - Бразилии [7, c. 19, 20, 23, 53].

Финансовые рынки догоняющих стран относятся к незрелым, формирующимся рынкам. Многие из них находятся в процессе возникновения и становления. Что касается латиноамериканских финансовых рынков, особенно крупных стран, то многие рыночные структуры (акционерные компании, фондовые биржи, коммерческие банки и пр.), возникли там еще в XIX веке, на что обращает внимание З. Романова [6, c. 86]. В связи с этим в применении к Латинской Америке формирующиеся рынки скорее означают преобразующиеся или обновляющиеся рынки.

Отличительными особенностями формирующихся рынков являются высокая доходность, высокие риски, финансовая и экономическая нестабильность, подверженность кризисам, которые преодолеваются с помощью официальных кредиторов развитых государств и международных организаций. Они характеризуются неразвитой денежно-финансовой и банковской инфраструктурой, высокой долей участия государства на кредитном рынке, низкой капитализацией рынка акций, олигополистичностью, т.е. ограниченным числом компаний с котирующимися акциями.

Состояние и развитие формирующихся рынков существенно зависит от притока-оттока иностранного капитала, от масштабов участия нерезидентов на рынках ценных бумаг и банковского кредита. Для зарождения и развития финансовых рынков в периферийных странах необходимы определенные предпосылки. Среди внутренних факторов, способствующих возникновению финансовых рынков, первичным является определенный уровень развития частного предпринимательства и рыночных механизмов, а также либерализация внешнеэкономической деятельности, социально-экономические, политические и правовые условия.

Дальнейшее становление формирующихся рынков зависит от уровня развития валютно-финансовой инфраструктуры, кредитно-банковской системы, биржевых и межбанковских рынков ценных бумаг и производных финансовых инструментов, позволяющих осуществлять спекулятивные операции и хеджирование.

Иностранный рыночный капитал (исключая прямые инвестиции) поступает на формирующиеся рынки посредством приобретения нерезидентами бондов и акций, выпущенных резидентами (центральными правительствами, другими официальными и корпоративными эмитентами), а также путем предоставления международных банковских кредитов государственным и частным заемщикам стран-реципиентов.

Предпосылки для притока иностранного частного капитала складывались в ходе преодоления последствий долгового кризиса 1980-х гг. по реструктуризации долговых обязательств и осуществлению экономических реформ, направленных на макроэкономическую стабилизацию, институционально-структурную адаптацию и внешнеэкономическую либерализацию кризисных стран.

К началу 1990-х гг. в ходе приватизации и ослабления протекционизма в странах-должниках расширилось рыночное пространство и активизировались рыночные механизмы. Начавшийся процесс формирования открытой экономики все более приближал их экономические структуры к мирохозяйственным условиям, а формирование финансовых рынков прошло предварительную стадию и достигло определенного уровня.

Приток рыночных капиталов на финансовые рынки развивающихся, а затем и переходных стран начал нарастать с 1991 г. (75,4 млрд. долл.) и достиг максимума в 1997 г. (274,8 млрд. долл.) [11, p. 77; 12, p. 52; 13, p. 47]. Совокупный приток капитала на формирующиеся рынка за 1991-2000 гг. составил 1585 млрд. долл., в том числе займы составили 704 млрд. долл., бонды - 686 млрд. долл., акции - 171 млрд. долл. [11, p. 77; 12, p. 52; 13, p. 47]. Массированный приток иностранного капитала на формирующиеся рынки в 1990-е гг. свидетельствовал об интеграции формирующихся рынков в глобальную систему рынков капитала.

Нарастающий бурный приток зарубежных финансов в страны с формирующимися рынками в 1990-е гг. время от времени тормозился валютно-финансовыми кризисами в латиноамериканском регионе, в Азии, в России. Кризисы 1990-х гг. имели национальные и региональные особенности; они в разной степени воздействовали на ситуацию в странах с формирующимися рынками и на мировую экономику в целом. Их объединяет тот факт, что все они были кризисами эпохи финансовой глобализации, которые возникли и в относительно благополучных странах, часто неожиданно, что делает их особо опасными.

Латиноамериканские кризисы 1994-1995 гг. были финансовыми, но с грузом прошлых проблем. Их воздействие не выходило за пределы региона, и они не имели последствий мирового характера. Кризисы в Латинской Америке не были случайными. Эти страны еще не успели в полной мере отравиться после кризиса 1980- г. и не преодолели породившие его причины. Завышенные валютные курсы тормозили развитие экспорта и поощряли импорт; дефициты по текущему платежному балансу и по госбюджету покрывались привлечением иностранного капитала; долговые платежи сдерживали экономический рост.

На старые недостатки наложились издержки глобализации - ускоренная либерализация внешнеэкономической деятельности, поспешная и чрезмерная открытость финансовых рынков. Значительное присутствие нерезидентов на рынках ценных бумаг и банковского кредита со спекулятивными целями создавало взрывоопасную ситуацию. Первый кризис нового типа произошел в Мексике, он был внезапным и знаковым для мировой экономики и международных финансов.

В 1992 г. Мексика стала членом Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА) наряду с США и Канадой; в 1994 г. она была принята в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Это ускорило переход Мексики к модели открытой рыночной экономики, который наметился в середине 1980-х гг. Макроэкономические и структурные реформы в сочетании с либерализацией повысили привлекательность Мексики для иностранных инвесторов. В ходе своповых операций зарубежные банки могли обменивать мексиканские долговые обязательства на приватизационные бонды, которые использовались в качестве средства платежа при покупке акций приватизируемых предприятий.

Закон 1993 г. об иностранных инвестициях расширил возможности участия зарубежного капитала в ряде отраслей национальной экономики, особенно в банковской сфере. В результате за 1992-1994 гг. правительственные обязательства Мексики перед нерезидентами в национальной валюте возросли более чем в 2 раза [14, p. 514]. Вступление в силу режима НАФТА означало введение открытости мексиканской кредитной системы для инвесторов из США и Канады, которым предоставлялось расширенное долевое участие (51%) в мексиканских банках. За 1994-1998 гг. в Мексике было открыто 20 филиалов зарубежных банков, 16 иностранных брокерских фирм, создано 10 финансовых групп с иностранным банковским капиталом [4, c. 176-177].

В предкризисное пятилетие (1989-1994 гг.) при президенте Карлосе Салинаса де Гостари Мексика развивалась достаточно стабильно. В 1989-1992 гг. экономический рост в среднегодовом исчислении составил 4,0% ВВП, в 1993 гг. - 2,0%, в 1994 г. - 4,4%; инфляция в 1993-1994 гг. снизилась до однозначных значений. При этом сохранялись дефициты по госбюджету и по текущему платежному балансу, что в сочетании с низкими мировыми ценами на нефть (в 1992-1994 гг.) и другими факторами вызвало отток сначала банковского капитала, затем бегство нерезидентов с рынков ценных бумаг, сокращение официальных резервов и 6-процентное падение ВВП в 1995 г. [19, p. 28, 29; 20, p. 22].

Финансовая катастрофа в Мексике напрямую затрагивала интересы США, и пакет финансовой поддержки был сформирован довольно быстро. Сначала Мексике выделили 18 млрд. долл., из которых правительство США обещало 9 млрд. долл., американские банки - 3 млрд. долл., другие страны и организации - 6 млрд. долл. К концу февраля сумма поддержки увеличилась до 52 млрд. долл., в том числе МВФ предоставил Мексике кредит в размере семи ее квот в Фонде, что вдвое превысило допустимый объем. Это помогло Мексике довольно быстро преодолеть кризис. Уже в 1996 г. темп прироста ВВП составил 5,2%, в 1997 г. - 6,8%.

В Бразилии кризис начался августе 1998 г., когда индекс курса акций на главной фондовой бирже страны упал на 40% [2, c. 280]. Это вызвало массовую панику и бегство капитала из страны. Центральный банк поспешно скупал национальную валюту; официальные резервы в июне 1998 г. достигали почти 70 млрд. долл., в начале 1999 г. они снизились до 32 млрд. долл. [14, p. 168, 169]. Ставка рефинансирования была поднята до 30% годовых, рыночные ставки по ссудам банков подскочили до 40-50%. Это сделало банковский кредит недоступным для подавляющей массы предпринимателей. Защита стабильности валюты вызвала падение темпа роста - минус 0,1% ВВП в 1998 г.

Бразильский кризис затронул все латиноамериканские страны посредством обесценения валют и акций, ухода нерезидентов с финансовых рынков. Пакет международной помощи Бразилии с участием США, МВФ и других кредиторов был сформирован уже в ноябре 1998 г. в размере 41,5 млрд. долл., из которых кредиты МВФ составили 18,1 млрд. долл. [2, c. 281]. Бразилия взяла на себя выполнение согласованных с МВФ обязательств по уменьшению бюджетного дефицита, улучшению сбора налогов, ограничению банковского кредита неэффективным предприятиям, сдерживанию роста денежной массы, санации кредитно-банковской системы.

В последние годы в Бразилии и в Мексике появляются современные способы производства, увеличивается число инновационных структур, в том числе технопарков. Микроэлектронный и информационный переворот затронул многие отрасли экономики. Обновляется финансовая система, банки переходят на электронную систему расчетов. Внешний долг латиноамериканского региона, в том числе Бразилии и Мексики, стал постепенно сокращаться. Однако не во всех странах региона наметились серьезные перемены к лучшему; Аргентина с 1998 г. пребывает в полосе затяжного экономического кризиса, который периодически обостряется.

Азиатский кризис 1997-1998 гг. существенно отличался от прежних кризисных потрясений в развивающемся мире. По определению А. Аникина, это был кризис роста, связанный с отставанием финансовой инфраструктуры от экономики в целом [2, c. 286]. Он являлся кризисом эпохи финансовой глобализации с ее колоссальными трансграничными потоками капитала. Кризис показал, что в условиях либерализации финансовых рынков масштабный отток капитала способен за короткое время подорвать ранее безупречный финансовый статус стран с высокими темпами экономического роста.

Валютно-финансовый кризис поразил страны, наиболее продвинутые и интегрированные в международную финансовую систему - Корею, Индонезию, Малайзию и Таиланд. В значительно меньшей степени он затронул Филиппины, которые добились скромных успехов в системно-структурных преобразованиях и не имели крупного притока иностранного капитала до кризиса. Снижение ВВП Филиппин составило в 1998 г. минус 0,6%, в Корее - минус 6,7%, в Индонезии - минус 13,0%, в Таиланде - минус 10,2% [20, p. 22].

МВФ быстро пришел на помощь. В конце 1997 г. он утвердил крупнейшую в своей истории программу финансовой помощи Корее в размере 57 млрд. долл. Первые транши МВФ были предоставлены уже в декабре 1997 г. в размере 19,2 млрд. долл. [16, p. 11-14]. На июль 1998 г. азиатским кризисным странам было предоставлено 117,7 млрд. долл. При этом МВФ предоставил 36,1 млрд. долл., Всемирный банк и Азиатский банк развития - 26,7 млрд. долл., иностранные государства на двусторонней основе - 54,9 млрд. долл.

Всего Корее было предоставлено 58,2 млрд. долл., Индонезии - 42,3 млрд. долл., Таиланду - 17,2 млрд. долл. [16, p. 11-14]. Оказав существенную поддержку азиатским кризисным странам, кредиторы потребовали от них восстановить доверие к национальным валютам, установить реальный валютный курс, осуществить меры по дальнейшей либерализации. Власти Кореи обязались до конца 1998 г. принять законы, предоставляющие независимость центральному банку и ослабляющие правительственный контроль над финансовым сектором.

Корея согласилась поднять долю участия иностранного капитала в акционерных компаниях с котирующимися акциями с 26% до 55%; разрешить создание дочерних предприятий иностранных банков и брокерских фирм; ввести полное открытие рынка корпоративных облигаций для иностранных инвесторов; упростить процедуры прямых иностранных инвестиций; отменить торговые барьеры, включая запрет на японской импорт; отменить лицензирование импорта и упростить процедуру сертификации; запретить оказание помощи через субсидирование и налоговые льготы.

Позитивные результаты чрезвычайных мер в Корее и Таиланде наметились уже в 1999 г. В этих странах была ужесточена финансовая политика, стабилизирован обменный курс, что позволило снизить процентные ставки и сделать кредит более доступным. Им удалось восстановить резервы иностранной валюты и добиться положительного баланса по текущим операциям за счет сокращения импорта товаров; притока прямых и портфельных инвестиций. В 1999 г. рост ВВП в Корее составил 10,7%, темпы инфляции снизились до 0,8%, с 2000 г. начала сокращаться безработица [20, p. 10, 22]. В 1999 г. восстановился экономический рост в Малайзии (+5,6% ВВП), в Таиланде (+4,2% ВВП), на Филиппинах (+3,3% ВВП); начала оживать экономика Индонезии (плюс 0,3% ВВП).

Азиатский валютно-финансовый кризис 1997-1998-х гг. в сочетании с кризисом в России и Бразилии оказали негативное воздействие на мировую экономику в целом, особенно на международные потоки капитала. Азиатский и российский кризисы вызвали отток капитала с формирующихся рынков, а в некоторых случаях обрушили неокрепшие рынки ценных бумаг и кредитно-банковскую систему. В 1999-2002 гг. формирующиеся финансовые рынки в основном стабилизировались.

В своей книге М. Тэтчер утверждает, и с этим трудно не согласиться, что причина кризисов в России и на Дальнем Востоке не "провал рынка", она связана со "множеством изъянов в государственной политике"; к краху привели многие внутренние факторы, в том числе "отсутствие прозрачности, панибратство и коррупция, корпоратизм, обменные курсы, зафиксированные на нереальном уровне" [1, c. 495].

Автор книги права и в том, что "у инвесторов были очень веские основания для быстрого вывода денег" [1, c. 495]. Но у них были не менее веские основания и для прихода на эти рынки - чрезмерная доходность, немыслимая в западной экономике. Конечно, это не "провал рынка", это просто рынок со всеми вытекающими последствиями: масштабный приток капитала на высокодоходный свободный рынок, затем быстрый отток капитала, дестабилизация финансов и кризис.

Используемая литература

1) Маргарет Тэтчер. Искусство управления государством. Стратегия для меняющегося мира. / Пер. с англ. - М.: Альпина Паблишер, 2003.

2) Аникин А.В. История финансовых потрясений. От Джона Ло до Сергея Кириенко. - М.: ЗАО "Олимп-Бизнес", 2000.

3) Государственные финансы: из опыта индустриально развитых стран. - М.: ИМЭМО РАН, 1995.

4) Иностранные банки в Латинской Америке в контексте структурных реформ и финансовой глобализации. / Отв. ред. И.К. Шереметьев. - М.: Наука, 2002.

5) Марцинкевич В., Кириченко Э. США. // МЭ и МО, 2001, N 8.

6) Романова З. Латинская Америка в системе мирохозяйственных связей. // МЭ и МО, 2002, N 4, с. 86.

7) Рубцов Б.Б. Мировые рынки ценных бумаг. - М.: Экзамен, 2002.

8) США: экономика, дефициты, задолженность. - М.: Наука, 1991.

9) Федякина Л.Н. Мировая внешняя задолженность: теория и практика урегулирования. - М.: Дело и Сервис, 1998.

10) Clark E. International Finance. Second Ed. - L.: Thompson, 2002.

11) International Capital Markets. Developments, Prospects, and Key Policy Issues. - Wash.: IMF, November 1997.

12) International Capital Markets. Developments, Prospects, and Key Policy Issues. - Wash.: IMF, September 2000.

13) International Capital Markets, Developments, Prospects, and Key Policy Issues. - Wash.: IMF, August 2001.

14) International Financial Statistics. - Wash.: IMF, October 1999.

15) International Financial Statistics. - Wash.: IMF, December 2002.

16) Official Financing for Developing Countries - Wash.: IMF, February 1998.

17) Official Financing for Developing Countries. - Wash.: IMF., 2001.

18) World Economic Outlook. - Wash.: IMF, October 1993.

19) World Economic Outlook. - Wash.: IMF, October 1997.

20) World Economic Outlook. - Wash.: IMF, October 2000.

21) OECD. Institutional Investors Statistical Yearbook 1998, 1999. - OECD.

auditorium.ru

наверх Загрузок: 13951    всего просмотров  21.04.2004

  
Error: Incorrect password!
Error: Incorrect password!