Сервисы INTERNED.RU: Найди on-line - Закажи подбор - Сделай проверку
Вход  Подбор    Добавить    Сервис  Документы    Форум    Ссылки  
 +  -    
  законодательство  недвижимость  статьи
   бизнес
   земля
   инвестиции
   инновации
   ипотека
   лизинг
   политика
   рынок
   финансы
   экология
   экономика
   прочее
  
"Ищи on-line"
Жилые Коммерческие Загородные
Дай заявку и займись собою!
статьи  >  бизнес
Интервью с президентом АО “Кыргызалтын” Камчыбеком Кудайбергеновым
Проверьте историю объекта
================================================================

Золотая многоходовка

Основным продуктом, выпускаемым акционерным обществом “Кыргызалтын”, является золото. Но не только по этой причине, думается, корпорация с момента своего рождения привлекала всеобщее внимание. Производители желтого металла первыми в новейшей истории республики сумели привлечь крупные иностранные инвестиции: огромные - по местным, конечно, меркам - ресурсы, следовательно, и политические интересы оказались сконцентрированы в одном месте. Средства к тому же поступали на фоне повальной остановки предприятий, в условиях хронического безденежья. И неудивительно, что вокруг островка благополучия всегда бушевали страсти, периодически вспыхивали публичные скандалы, круги от которых доходили до самых верхов и порой заканчивались шумными отставками высокопоставленных чиновников. Неудивительно, что планы-проекты золотодобытчиков живо обсуждались публикой, неизменно рождая мифы-слухи, завышенные надежды. В итоге в стране возникла весьма забавная ситуация - чуть ли не каждый отечественный обыватель стал ощущать себя знатоком-экспертом, разбирающимся в сложнейших вопросах специфичной отрасли.

Между тем АО “Кыргызалтын” уже не первый год действует в таком секторе, который, без преувеличения, является частью мировой экономики. Той самой экономики, где конкуренция не знает национальных границ: скидок на то, что компания родом из маленькой, слабой страны, тут нет и быть не может. В производстве золота все должно соответствовать жестким стандартам глобального бизнеса: успехи-неудачи в этой сфере зависят и от колебаний мировой конъюнктуры, и от собственной расторопности. Замешкался с внедрением новых технологий, потратил на единицу продукции больше, чем соперник в другой части света, хромает менеджмент? Сие означает лишь одно - смертный приговор компании.

Недавно в Законодательном собрании прошли парламентские слушания по “золотому” вопросу с участием ученых, практиков-геологов. Дебаты показали: информации о деятельности золотодобытчиков, в том числе доступной для широкой общественности, более чем достаточно. Но, как выяснилось, отсутствует цельное понимание положения дел. При всем обилии сведений и цифр, публикуемых в открытой печати, даже специалистам, оказалось, невдомек: что реально происходит в золотодобывающей промышленности? Какая перспектива ждет предприятия “Кыргызалтына”, получает ли страна сполна свою долю от доходов компании? Вот этот пробел и “СК” попросила восполнить президента АО “Кыргызалтын” Камчыбека КУДАЙБЕРГЕНОВА.

Первая часть беседы:

- Камчыбек Кудайбергенович, так получилось, что у кыргызстанцев золотодобыча в республике ассоцируется лишь с “Кыргызалтыном”...

- Тут необходимо внести ясность. Мы, строго говоря, далеко не монополисты - в стране существует множество средних и мелких предприятий, которые активно разрабатывают Джамгыр, Куру-Тегерек, Куранджайляу, Долпран, Карабулак, Бозымчак... Корпорация, однако, действительно несет большую долю ответственности за судьбу отрасли, поскольку контролирует известные еще с советских времен крупные месторождения и дает - вместе с “Кумтором” - 30 % промышленной продукции страны, обеспечивает 45 % ее экспорта.

- А сколько золота вы продаете на внутренном рынке ?

- Отрасль целиком нацелена на экспорт: объем продаж за пределами страны практически совпадает с объемом выпускаемой продукции. Так, с 1999 года, когда я принял компанию, произведено 5 207 кг золота.

- Много это или мало?

- Судите сами, назову лишь одну цифру: рост производства в 2002-м по сравнению с уровнем 1999 года составил 144 %. Сумеем ли выдержать набранный темп? В текущем году корпорация должна выдать на-гора 1 850 кг желтого металла. На ближайшую же перспективу планируем резкое увеличение выпуска конечной продукции и намерены начиная уже с 2005-го ежегодно добывать по 4 700 кг золота, а с 2007-го - по 10 000 кг: в предстоящие пять лет на экспорт в общей сложности поставим в пределах 120 - 130 тонн.

- Цифры-то, однако, не сходятся...

- К нашим объемам нужно приплюсовать еще около 100 тонн - их в названный период добудет СП “Кумтор голд компани”: реализация его продукции идет через АО “Кыргызалтын”.

- По валу, положим, показатели впечатляющи. Для страны все-таки, наверное, важнее то, что получает бюджет.

- В минувшем году компания произвела продукции почти на 8,3 млрд. сомов и заработала 277 млн. сомов прибыли. И, конечно, предприятия корпорации вносят достойную лепту в казну государства. За последние пять лет группа компаний “Кыргызалтын” перечислила в бюджет в виде налогов и взносов в Соцфонд 709 млн. сомов, в том числе за 2002 год - 161 млн. Притом дивиденды от деятельности компании не ограничиваются суммами обязательных платежей. Вполне ощутимы и сопутствующие выгоды: каждое рабочее место в горнодобывающем комплексе, к примеру, означает создание не менее 6 - 8 мест в смежных отраслях.

- В конце ХХ века мировые рынки драгоценных металлов сильно лихорадило: цены на золото, например, во второй половине 90-х упали в 1,6 раза. Конъюнктура начала улучшаться в последние годы, и все тут же задались вопросом: наступает ли золотой век “Кыргызалтына”?

- Нынче, к сожалению, опять наметилась тенденция к падению цен, потому уповать только лишь на благоприятное стечение обстоятель ств вр яд ли стоит. Ставку необходимо делать прежде всего на собственные резервы.

- Что имеете в виду?

- Достаточно традиционные вещи. Взять, допустим, такой известный всем производственникам фактор - сокращение расходов. Связь тут прямая: чем меньше затрат, тем больше прибыли. Справляемся ли с этой задачей? Думаю, да: в прошлом году добились снижения себестоимости добычи одного грамма золота на 23,1 сома, аффинажа того же количества металла - на 0,54 сома.

- Какая сумма выходит в пересчете на объем производства?

- 31,2 млн. сомов. Режим строжайшей экономии, к слову сказать, позволил в 2002 году вложить в капстроительство и приобретение оборудования больше, чем четверть миллиарда сомов, собственных средств.

- В ваших публичных выступлениях всегда подчеркивается, что инвестиционные проекты осуществляете в основном своими силами. А почему не привлекаются заемные средства? Корпорация денег зарабатывает настолько много, что в кредитах не нуждается? Или сказывается уже распространившаяся в обществе своеобразная болезнь - страх перед кредиторами?

- От фобий разных, слава Богу, не страдаем. Речь в данном случае - о выборе разумной стратегии. Средства на стороне есть смысл искать тогда, когда исчерпаны внутренние источники: зачем кому-то платить проценты, если у себя достаточно возможностей? С другой стороны, при реализации крупных проектов в горнодобывающей промышленности без займов не обойтись. Впрочем, “Кыргызалтын” имеет неплохой рейтинг, потому в состоянии самостоятельно и на преемлемых условиях привлекать деньги на международных рынках.

- Без гарантии правительства?

- Совершенно верно. В компании работает группа специалистов, которые, как говорится, на ходу учатся искусству ведения переговоров с западными банкирами и выдерживают бесконечные марафоны по выбиванию денег - процесс иногда длится не один год, и оформляется не один десяток килограммов бумаг.

- И каковы успехи?

- В ближайшей перспективе рассчитываем привлечь кредиты и инвестиции международных финансовых институтов на разработку золотых месторождений Терексай, Солтон-Сары, Талды-Булак Левобережный . Из актива наших переговорщиков могу назвать сумму в $2,5 млн.: она предоставлена в прошлом году на строительство подземного рудника “Макмал”. Сюда же до конца текущего года, надеемся, поступят еще $5 млн. - соответствующее соглашение скоро будет подписано.

- А в чем резон вложения огромных денег в построенный еще при Союзе Макмальский золотодобывающий комбинат (ЗДК), который, доносит молва, обречен и тихо затухает?

- Молва не совсем верна. Действительно, в 1999 году...

- ... когда вы встали у руля корпорации.

- Иронизируйте - не иронизируйте, но 99-й для меня в самом деле - начало отсчета. Так вот, в 1999 году ЗДК уже не имел своей руды, а работал на сырье с забалансового склада - ранее в отвалах оставляли руду с содержанием до 2,5 грамма золота в одной тонне. По этой причине в конце 2000 года планировалась остановка предприятия.

- Возможность освоения подземных запасов золота не изучалась?

- Изучалась. К подготовке технико-экономических расчетов бывшим руководством привлекался ряд зарубежных фирм. Все они сделали однозначный вывод: строительство подземного рудника “Макмал” невыгодно. О чем и моим предшественником в свое время было доложено правительству страны.

- С чего же вы начали свою работу?

- С анализа ситуации, конечно. Провел также серию консультаций с опытными специалистами. И убедился в прибыльности - вопреки утверждениям иностранных фирм - проекта добычи 11 тонн золота, находящихся под землей. Правда, возникала еще одна проблема: на чем комбинату держаться два-три года в период строительства нового рудника?

Оставалось еще более трех тонн металла над землей. Однако его добыча, по мнению отдельных отечественных экспертов, была опасна и недопустима. К счастью, нашлись специалисты, расчеты которых развеяли все сомнения: освоить 3,5 тонны можно при определенных условиях. Что в итоге имеем? Уже добыто около 3 тонн. Только в 2001-2002 годах в реконструкцию ЗДК, в том числе в строительство подземного рудника, вложили 170 млн. сомов собственных средств. В скором времени ожидается полный переход на подземную разработку месторождения Макмал: срок функционирования ЗДК будет продлен еще минимум на шесть лет.

Не скрою, решения по Макмальскому ЗДК мне дались нелегко, ведь и многие из наших инженеров были против подземного освоения. Я прекрасно понимал, какой обструкции меня подвергли бы недруги, случись неудача с нашими планами. Но рисковать ради спасения комбината, от работы которого зависит благополучие тысяч работников и их семей, убежден , стоило.

Вторая часть беседы:

От чего зависит конкурентоспособность страны? Зависит она в значительной степени, как показывает опыт многих государств, от профессионализма тех, кто принимает решения. В политике. В бизнесе. Зависит от конкурентоспособности конкретных менеджеров, наделенных полномочиями определять судьбу целых секторов экономики, отдельных отраслей. К числу таких людей, думается, можно с полным правом отнести и Камчыбека Кудайбергенова, президента АО “Кыргызалтын” - компании, контролирующей, по существу, всю золотодобывающую промышленность страны. Наш собеседник по просьбе “СК” рассказывает о состоянии дел на предприятиях корпорации, ее планах и перспективах.

- Камчыбек Кудайбергенович, в первой части интервью говорили о том, как сильно рисковали, принимая решение строить подземный рудник на месторождении Макмал и в итоге удалось продлить жизнь комбинату. Позволю себе заметить, что вы поставили под угрозу не только вашу личную карьеру. Цена ошибки в горнорудной промышленности, как известно, громадная. Красноречивый тому пример - судьба Солтон-Сары.

- Не спорю, рудник с перерабатывающей фабрикой, построенный “Кыргызалтыном” в 1993 - 1995 годах, имеет сложную историю. В чем вообще здесь проблема? Когда-то компания “Ньюмонт” на месторождении проводила разведку, в результате подтвердилось лишь 19 тонн запасов. Иностранцы, словом, отказались от своих намерений совместно с “Кыргызалтыном” освоить Солтон-Сары и передали нам техническую документацию. Что делаем сейчас? Проводятся работы по карьеру-траншее №1, составляется проект на второй такой объект: хотим подсчитать запасы, определить содержание золота в руде, экономическую целесообразность разработки. До конца 2005 года продолжатся попутная добыча и переработка руды на существующей фабрике с получением 250-300 кг золота в год. В последующем, возможно, будет принято решение по промышленному освоению Солтон-Сарынского месторождения. Если, конечно, сохранится нынешняя конъюнктура на мировых рынках: при меньшей стоимости золота, чем $299 за одну тройскую унцию (452 сома за грамм) производство станет убыточным. Если не подскочат вверх цены на потребляемые материально-технические ресурсы. Если, наконец, разведка даст положительные результаты.

- Слишком много “если”. А если цены упадут, предварительные расчеты окажутся неверными?

- Увы, тогда придется списать на убытки или заморозить до лучших времен $1 млн. 846 тысяч - эта сумма складывается из стоимости основных средств (золотоизвлекательная фабрика, дороги, ЛЭП, химлаборатория, общежитие со столовой) и расходов, в частности на геолого-разведочные работы.

- Кто-нибудь ответит за Солтон-Сары в случае провала?

- Скажу прямо: я не стоял у истоков Солтон-Сарынского проекта, не вхожу в число его инициаторов. И для меня не составило бы труда, как говорится, все свалить на своего предшественника, да еще на его критике заработать политический капитал. Но такое не позволяют себе порядочные люди. Специалисты прекрасно понимают, насколько велики риски в горнорудной промышленности: здесь всегда следует быть готовым не только к успехам, но и к неудачам. Последние в нашем деле полностью исключить нельзя, ибо конечный результат зависит от множества трудно просчитываемых факторов. Вот в таком смысле Солтон-Сары и есть классический случай.

- А единственный ли? В “замороженном” состоянии, по нашей информации, оказался и проект “Джеруй”.

- Задержка с началом разработки данного месторождения связана не с просчетами. Мешало, в основном, два основных фактора. Это низкие мировые цены на золото, которые при действующем налоговом режиме делали невозможным рентабельное производство, и ограниченные финансовые возможности нашего иностранного партнера. Нынче все проблемы решены: преград для начала работ больше нет.

- Цены, понятно, повысились. Стало быть, у заморских фирмачей появились деньги?

- У компании “Норокс”, которой совместно с “Кыргызалтыном” предстоит осваивать месторождение Джеруй, сменился владелец: в бюджет партнера уже заложено $2 млн. - на эти деньги нынешней осенью начнутся строительные работы. В марте следующего года ожидается открытие основной кредитной линии, а выпуск первой продукции состоится в середине 2005 года.

Активно продвигаются, впрочем, проекты и по другим месторождениям. Так, получена лицензия на разработку месторождения Талды-Булак Левобережный , подготовлены предварительное и банковское ТЭО. В настоящее время идут ремонтно-восстановительные работы на ранее законсервированной фабрике в Карабалте: одновременно изучаются два варианта - привлечение инвестиций или получение банковских кредитов для строительства рудника собственными силами. Год назад за 20 миллионов сомов приобрели Терексайский рудник с общими запасами в прилегающей рудной зоне в 100 прогнозных тонн. Готовимся здесь строить золотодобывающий комбинат, параллельно ведем переговоры с финской и южноафриканской компаниями с целью привлечения инвестиций.

- Действуете по принципу “лишние деньги не помешают”? Что будет, если договоритесь с обоими партнерами?

- Сообщу по секрету (смеется): по Терексаю наши переговорщики торгуются и с третьей фирмой - она из Китая. Цель, думаю, ясна: руки и сердце “Кыргызалтына” получит та компания, которая предложит наивыгодные условия. А их много. Мы смотрим, когда собираются начать и закончить строительство, на каких условиях и сколько дают денег, внедрят ли новые технологии и оборудование, допустят ли к строительству кыргызстанских строителей.

- Есть, стало быть, четко прописанные процедуры - кто, как выходит на потенциального партнера?

- Вообще-то строго определенных правил в отношении самой технологии переговоров нет. В головном офисе действуют службы по направлениям - каждая из них отвечает за свой комплекс вопросов: финансово-экономическое управление, например, оценивает предложения с точки зрения расходов-доходов, производственно-техническое управление изучает технологии и т. д. Еще оказывает “Кыргызалтыну” содействие зарубежная консультационная компания IAC, создано, естественно, и собственное специальное подразделение для работы с потенциальными и уже действующими инвесторами: информация, которая стекает сюда от всех структур корпорации, тщательно анализируется, обобщается и представляется руководству. Только оно, как понимаете, вправе вынести окончательный вердикт: сотрудничаем с конкретной фирмой или продолжаем поиски.

- Сейчас, наверное, корпорация не испытывает дефицит предложений о партнерстве: цены еще неплохие, зарабатываете завидные прибыли. Но имеет ли “Кыргызалтын” сценарий действий на случай ухудшения конъюнктуры на рынке золота?

- Рынок драгоценных металлов изменчив по своей природе, подвержен влиянию множества факторов, в том чисе военно-политических. Их все, согласитесь, предвидеть невозможно. Хотя, в принципе, мы обязаны быть готовы и мы готовы к тому, что цены могут начать падать. Если, не дай Бог, рынок обрушится, придется в первую очередь скорректировать инвестиционные программы. Не исключены традиционные меры по сокращению расходов, совершенствованию производственных процессов, внедрению новых технологий. Также существуют планы по диверсификации деятельности компании, вложению средств в альтернативные виды деятельности. Для иллюстрации назову такие филиалы, как “Предприятие “Кислород”, “Санаторий “Кыргызское взморье”, “Специализированное строительно-производственное предприятие”. Занимаемся хеджированием, то есть минимизируем риск возможных убытков. Копим, наконец, деньги на “черный день”: в резервный фонд ежегодно направляем до 10 % чистой прибыли.

- Предприятия, входящие в состав ОАО “Кыргызалтын”, лишены статуса юридического лица. Такая система, бесспорно, эффективна для централизации финансовых средств, для контроля за расходами и использованием средств. Между тем в отдельных регионах, по нашей информации, местные власти начинают высказывать недовольство тем, что налоги не выплачиваются по месту ведения промышленной деятельности, а уходят в центр - по месту нахождения головного офиса. Не испытываете ли в этой связи давление регионов? Как вообще, на ваш взгляд, снять или хотя бы сгладить объективно существующий конфликт интересов - интересов вашей корпорации, которая не хочет терять управление, и интересов местных бюджетов, которые лишаются доходов в виде налогов?

- Проблема, на мой взгляд, надуманная. Ситуация, в двух словах, такова: акционерное общество имеет единый консолидиорованный баланс - по нему и осуществляются платежи общегосударственных налогов. По месту регистрации юридического лица.

- В вашем случае - в Бишкеке?

- Да. Филиалы имеют незаконченный баланс, местные налоги и сборы отчисляют в бюджеты тех районов, где находятся. В прошлом году регионы на наших филиалах “заработали” 89,4 млн. сомов. Схему, впрочем, можно наглядно показать на примере Макмальского ЗДК. Комбинат в 2002 году в виде налогов и взносов в Соцфонд перечислил 69,4 млн. сомов. Из этой суммы, обратите внимание, 32,3 млн. сомов получил Тогузтороуский район. Словом, грех жаловаться региональщикам на “Кыргызалтын”: их казна сильно пополнится после введения налога на недвижимое имущество (го рнодобывающие предприятия-то находятся как раз в отдаленных районах). C труктура АО “Кыргызалтын” не взята с потолка, она построена по классической модели, после изучения опыта десятков ведущих корпораций мира. Такая организационная структура подразумевает, что головной офис централизованно решает все жизненно важные вопросы - рассчитывается с бюджетом, поставщиками и подрядчиками, финансирует программы по капвложениям, создает запасы материалов и сырья, образует финансовый резерв, привлекает кредиты и инвестиции.

- Ваши порядки, кажется, слегка напоминают пресловутый административно-командный стиль управления. Не подрывает ли он заинтересованность у предприятий-филиалов в эффективной деятельности, не поощряет ли у их менеджеров иждивенческие настроения?

- Давайте разберемся предметно. Каждый филиал на предстоящий год разрабатывает и представляет на утверждение в головной офис техпромфинплан: сколько произведут продукции, на какую сумму продадут, какую долю от выручки составят расходы... План, можете поверить на слово, не формальная бумажка. Итоги выполнения затем тщательно рассматриваются головным офисом. Главное, система связанных друг с другом показателей никак не нарушает принцип справедливости (чем больше производишь, тем больше зарабатаешь) и в то же время вынуждает предприятия работать эффективно - недаром она применяется самими филиалами для своих цехов, участков, подразделений. Добавлю, что, помимо новшеств, используются испытанные десятилетиями методы - премирование за выполнение и перевыполнение намеченного на месяц, квартал, год, поощрение за экономию сырья и материалов, внедрение новой техники и технологии, годовое вознаграждение (13-я зарплата), выплаты за выслугу лет... И очень важный момент: через головной офис продается только золото, все другие виды продукции и услуги филиалы реализуют самостоятельно.

Третья часть беседы:

В 2002 году объем капвложений по АО “Кыргызалтын” составил 303 миллиона сомов. Примечательна эта цифра тем, что все строительно-монтажные работы и приобретение оборудования профинансированы за счет собственных средств корпорации. Однако не все под силу самой компании. Горнодобывающая промышленность - отрасль, как известно, капиталоемкая и реализация более или менее крупных проектов невозможна без привлечения инвестиций. Своих же инвесторов требуемого масштаба Кыргызстан еще не успел вырастить: следовательно, деньги, нужно искать за рубежом. А деньги в страну придут лишь в том случае, если местные игроки действуют успешно, показывают прибыль. Так говорит новейшая история мирового бизнеса, о чем свидетельствует и опыт отечественного лидера отрасли - АО “Кыргызалтын”: читайте сегодня заключительную часть интервью с руководителем компании Камчыбеком КУДАЙБЕРГЕНОВЫМ.

- Камчыбек Кудайбергенович, вы уже четвертый год у руля “Кыргызалтына”. Обычно с приходом нового руководителя меняется команда...

- Вопрос понял. Скажу прямо: подбирать сотрудников под себя - это не в моем стиле. За все время, пока здесь, несколько человек уволились в связи с выездом в Россию, на пенсию вышли 7 сотрудников, 9 попали под сокращение после реорганизации концерна. Это, так сказать, полные цифры потерь. Я - выходец из среды еще советских хозяйственников, нас учили беречь кадры, не разбрасываться ими. Разумеется, стабильность не означает застой. Согласитесь, наше динамичное время требует постоянно изучать и перенимать новое, требует ускоренных темпов работы. Неудивительно, такой гонки не все выдерживают, кое-кто устает, начинает отставать от жизни - они, естественно, переводятся на другие участки. Потом, быстро растет молодежь, вчерашние новоиспеченные специалисты сегодня уже - начальники отделов, управлений, других подразделений. Кадровый потенциал компании, костяк которого составляют опытные горняки, укрепляется свежими силами из числа образованных, честолюбивых выпускников вузов: последних направляем на стажировки, в том числе за рубеж. Понимаем, словом, что дело не пойдет самотеком.

- Можете ли назвать какое-нибудь новшество, внедренное вашими специалистами в последние годы?

- Пожалуйста. До недавних пор в Карабалте, на аффинажном заводе, производились стандартные 12-килограммовые слитки. “Кыргызалтын” вложил полмиллиона долларов, и наши мастера за полгода освоили выпус мерных слитков высшей пробы весом 100 и 1000 граммов. Не сочтите за громкие слова, но значение сделанного трудно переоценить: создано производящее малые золотые слитки аффинажное предприятие, имеющее международный статус Good Delivery Лондонской ассоциации драгоценных металлов. Прошлым летом в городе Дубай состоялась презентация продукции завода - за неделю раскупили 20 тысяч унций золота в виде мерных слитков. Дебют оказался удачным, качество кыргызского золота мировыми авторитетами оценено очень высоко. Поступили многочисленные заявки от арабских банков и ювелирных предприятий на поставки слитков в 100 и 1000 граммов. Сейчас готовим производство 10-толовых (116 граммов) слитков, их готовы покупать представители Индии. Таким образом, Кыргызстан, занимающий третье место по производству золота в СНГ, впервые с конечным продуктом вышел на крупнейший мировой рынок драгоценных металлов. Нет сомнений, что реализация отечественных мерных слитков во всем мире позволит эффективнее рекламировать наше государство в качестве объекта инвестирования, оживит торгово-экономические отношения с зарубежными партнерами.

- В Кыргызстане не продаются ваши слитки?

- Продаются. Нацбанк по закону имеет право на первоочередное приобретение золота для пополнения своих резервов. Нет преград теперь для покупки гражданами и отечественными фирмами: по решению правительства мы начали реализацию слитков весом 100 и 1000 граммов. Причем не только можете купить и положить в сейф, можете еще вывезти за рубеж. Без ограничений.

- Требуется ли принятие каких-либо мер со стороны Жогорку Кенеша, правительства, направленных на поощрение внутренного спроса на золото?

- Не думаю. Помощи золотодобывающая промышленность от названных органов власти ждет в другом направлении. Динамичное развитие индустрии, увеличение экспорта, создание новых мощностей и освоение дополнительных видов продукции - выполнение этих задач отвечает интересам государства? Риторический вопрос, не так ли? Идем дальше. По плечу ли одним промышленникам осилить все выше перечисленное? Отвечаю - нет. Часть ответственности должна на себя взять власть. Что имею в виду? Еще в 2002 году два блока проблем “Кыргызалтын” внес на рассмотрение правительства: речь шла, во-первых, о необходимости освобождения от отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы при освоении месторождений Терексай, “Солтон-Сары” и Талды Булак Левобережный . И что же? А ничего: наша просьба до сих пор рассматривается в чиновничьих кабинетах.

Второй блок вопросов касался применения ускоренной амортизации для золотодобывающих предприятий АО “Кыргызалтын”. В декабре 2002 года правительство своим постановлением поручило ряду ведомств уточнить перечень основных средств и представить его вновь кабинету министров. В отведенные в три месяца конторы не уложились: долгожданный перечень в Минфине согласован буквально на днях. Теперь надо ждать, когда проект внесут на заседание правительства.

Уверяю вас, нами, промышленниками, движут отнюдь не эгоистические мотивы, не желание урвать себе побольше , поменьше отдать государству. Поясню мысль на примере Талды Булака Левобережного: по банковскому ТЭО, для реализации проекта требуется более $53 миллионов. Освоение предстоит осуществить подземным способом, потому рентабельность составляет всего 15 %. Таким уровнем доходности инвесторов в Талды Булак не заманишь. К тому же необходима доразведка запасов, что также требует определенных средств и соответственно снижает привлекательность проекта. Выход какой? Он один-единственный: за месторождение надо взяться самим. Но мы тоже не волшебники, не можем позволить себе убыточную работу. Нет, “Кыргызалтын” готов рискнуть, только просим для уменьшения вероятности провала освободить проект от НДС на импортируемые оборудование, материалы и услуги, освободить комбинат - до выхода на проектную мощность - от налога на прибыль.

- Просите кого?

- Правительство...

- А у него вроде нет права нарушать налоговое законодательство?

- Не о том речь. В компетенцию правительства входит внесение законопроектов в парламент, чтобы последний принял соответствующие поправки в Налоговый кодекс (НК). Рассчитываем и на поддержку народных депутатов: на прошедших месяц назад парламентских слушаниях , к слову сказать, принята резолюция с поддержкой наших предложений.

- Все надеетесь на административный ресурс? А что мешает - конечно, с привлечением профессионалов - самим подготовить нужные законопроекты и пробивать их непосредственно в Жогорку Кенеше?

- К сожалению, нет цивилизованной, законодательно определенной технологии лоббирования в парламенте интересов, допустим, промышленности. Не спорю, быть может, и нам не хватает наступательности, хотя попытки делали не раз. Приведу один пример. Еще в 2001 году подготовили проект закона “О приоритете проектов развития и инвестирования золотодобывающей отрасли”. Чем закончилась наша инициатива? Проект не дошел даже до парламента: так сильно было противодействие со стороны отдельных министерств и ведомств.

- Вы так же сильно болеете за другие предприятия “Кыргызалтына”, на которых не производится золото?

- То есть?

- Недавно один известный региональный руководитель в своем газетном интервью дал понять, что у вас как бы руки не доходят до непрофильных предприятий. И предложил, к примеру, Кадамджайский сурьмяный комбинат передать в ведение Минвнешторгпрома или Госкомитета по управлению госимуществом и привлечению прямых инвестиций.

- Еще “Кыргызалтын” упрекают в том, что предприятия-филиалы держит в ежовых рукавицах. Но, господа, как иначе выжить в мире, где нарастающими темпами идет концентрация производства, концентрация капиталов? Знаю, нынче модны рассуждения о вреде монополий, только почему, например, в Финляндии не считается зазорным существование Nokia, контролирующей - вдумайтесь в эту цифру! - 36 % мирового производства мобильников? Почему в Германии, где под корпорацией Siemens находится все энергомашиностроение страны, не ставят вопрос о разукрупнении, а в США власти, как говорится, на руках носят монополиста - авиастроителя Boeing? Ответ ясен: в глобальном бизнесе выживают только крупные игроки.

Теперь о том, что я якобы только за алтын болею. Первый вопрос : в каком состоянии находилось АО “Кадамджайский сурьмяный комбинат”, когда нам его передавали? Отвечаю: комбинат до 2001 года практически простаивал и оказался на грани банкротства. Сурьмяное производство держится на привозном сырье, импортируются также все необходимые реагенты и материалы - за все надо производить предоплату. В 100-процентном размере. Кадамджайцы же, естественно, оборотными средствами не располагали. Что сделано за истекший период? За счет головного офиса оказана помощь в общей сумме более 147 миллионов сомов. В результате в прошлом году удалось выпустить 1504 тонны металлической сурьмы. И текущий год комбинат начал неплохо. Правда, сохраняется старая проблема - нехватка сырья: новые источники поставок активно ищем.

- Говорят, туманным остается и будущее Сары-Джазского месторождения олова...

- Лицензию на участок “Лесистый” получили в июле 2000 года. С того дня проведены ремонтно-восстановительные и горно-капитальные работы, попутно добыто более 12 тысяч тонн руды. Подготовлен детальный бизнес-план, который предусматривает строительство фабрики на 500 тысяч тонн руды в год. Объем капитальных затрат, по расчетам экспертов, составит $52 млн. Рентабельность на уровне 19,5 %, срок окупаемости - 5-6 лет. Сейчас заняты поиском инвесторов: интерес к проекту есть у многих, тем более что мировые цены на олово в последнее время растут. Ситуацию осложняет лишь один момент. Дело в том, что лицензия на Сары-Джазское месторождение выдана в свое время и второму предприятию “Тяньшаньолово”, которое владеет мини-фабрикой. Вот и инвесторы нам говорят: вы решайте эту проблему, ведь ненормально, когда два субъекта претендуют на одно и то же месторождение - кто-то один будет вкладывать деньги в инфраструктуру, а другой пользоваться ею даром? Отвечаем: правительство рассматривает вопрос.

- Много упреков в ваш адрес раздается и в связи с “Кумтором”.

- Скажу не в оправдание. Да, если честно признать, наша сторона в свое время допустила отдельные просчеты при заключении Генерального соглашения. Тем не менее нельзя недооценивать вклад проекта “Кумтор” в экономику Кыргызстана. Вот несколько цифр, которые сами за себя говорят. С мая 1997 года по декабрь 2002 года, то есть за время промышленного освоения месторождения, произведено 115 тонн золота, а страна получила $63 млн. прямых доходов (есть ведь и косвенная выгода, получаемая смежниками). “Кумтор” сегодня дает около 10 % объема ВВП и 40 % кыргызстанского экспорта, и республика занимает третье место по выпуску золота в СНГ .

Впрочем, это тема особого разговора: я готов, если хотите, подробно, детально, откровенно ответить на все вопросы читателей “СК”.

Беседу вел К. МАМБЕТОВ

наверх Загрузок: 5918    всего просмотров  16.04.2004