Вход  Подбор    Добавить    Сервис  Документы    Форум    Ссылки  
 +  -    
  законодательство  недвижимость  статьи
   Санкт-Петербург
   документы
   право
   земля
   ипотека
   налоги
   недвижимость
   прочее
  
 Закажите подбор недвижимости
законодательство  >  право
Закон о гражданстве, мигранты и интересы России
================================================================

Валерий Тишков , директор Института этнологии и антропологии РАН  

Текст выступления на Парламентских слушаниях   "Миграция в России: проблемы и противоречия". 4 апреля Государственная дума РФ

Новый закон о гражданстве Российской Федерации в случае его окончательного одобрения в нынешнем виде не исправляет, а усугубляет некоторые совершенные ошибки и возникшие проблемы, связанные с распадом СССР. Ошибкой в 1991 году было отсутствие договоренности о введении исторического срока (например, десять лет) для определения бывшими гражданами СССР места выбора страны своего проживания и свободного обретения соответствующего гражданства. Распалась не империя, а распалось историческое российское государство, в котором граждане были связаны многими социальными, культурными и личностными связями. Вполне естественным было их желание в зависимости от ситуации в каждом из новых государств и собственных интересов определяться с тем, где им удобнее, безопаснее и перспективнее обеспечивать свое жизненное существование. Никакой другой принцип (место рождения, этническое происхождение, языковая компетенция и прочее) не может быть взят за основу обретения гражданства, ибо, как минимум, еще одно-два поколения (а возможно и дольше), многие бывшие жители СССР и даже вновь родившиеся, например, в Восточной Украине, северном Казахстане или в Крыму, будут ощущать себя единой социально-культурной общностью, что, кстати, они хорошо доказывают во время пребывания в эмиграции или дальних странах, где русские евреи, украинцы, армяне и другие говорящие на русском языке и жившие в СССР ведут себя как единая группа и даже играют все в тот же КВН. Поэтому человек, родившийся в Алма-Ате, учившийся в Ленинграде, работавший в Харькове, имел и должен сохранить право обрести гражданство не только трех государств (Казахстана, России и Украины), но и любого другого государства, образовавшегося на территории бывшего СССР. К сожалению, этот подход в условиях быстрого распада и нового геополитического соперничества, а так же в силу слабой компетенции новых лидеров и управленцев не был реализован, и возможность эта ушла в прошлое.

В таком случае нынешняя политика в сфере гражданства и миграции должна исходить из современных и будущих потребностей новых государств. В чем состоят эти потребности, если исходить из задач развития и обеспечения наиболее благоприятных условий жизни населения и национальной безопасности, на которую чаще всего ссылаются неофиты по части регулирования миграционной политики?

Почти для всех пост-советских государств, кроме Узбекистана, Таджикистана и Туркмении, эти интересы состоят в привлечениии внешних демографических ресурсов, которые, помимо недр и промышленных предприятий, составляют основу социально-экономического развития государства. Причина такого особого интереса кроется в современном типе воспроизводства населения постсоветских государств, которое отличается низким или даже отрицательным естественным ростом (смертность выше рождаемости). Кроме того, ряд стран (Казахстан, Азербайджан, Армения, Грузия, Молдова, Украина и страны Балтии) переживали в 1990-е годы заметную утрату населения через эмиграцию, которая направлялась в Россию или в страны Запада. В этом плане из всех постсоветских государств страной-получателем мигрантов была только Россия, которая благодаря данному обстоятельству фактически компенсировала потери населения, если конечно считать всех иммигрантов, находящихся в стране.

В принципе за человеческие ресурсы должна была бы развернуться конкуренция между государствами бывшего СССР. Тем более , что советские граждане представляют собой вполне качественное и культурно схожее население, которое может относительно легко адаптироваться и приносить пользу стране нового проживания. Однако и этого вполне ожидаемого и рационального отношения к миграции не наблюдается. Главной помехой стала дискриминационная, основанная на неоправданных страхах . н а сиюминутных личных расчетах и на намеренно разжигаемых фобиях миграционная политика новых государств. Эта сфера государственного управления и эта сторона общественной жизни оказались новыми вызовами, для совладания с которыми не оказалось должной компетенции и благоприятного общественного климата. Во многих случаях возобладал шкурный интерес поживиться освобождающимся жильем или занять престижные должности отъезжающих на " исторническую родину". В ряде государств верх взял паталогический национализм, нацеленный на строительство этнически гомогенной нации с уверенным демографическим большинством. Потери, которые понесли от такой политики почти все постсоветские государства, намного больше, чем мифические выгоды с обеспечением становления новых независимых наций и их безопасности.

В выигрыше оказались пока только Российская Федерация, которая была и остается наиболее притягательным местом жизненного обустройства, уступая в этом преимуществе только, пожалуй, только странам Балтии. Тот трудовой вклад и те услуги, которые оказывают нашей стране постоянно переселившиеся или временные мигранты, поистине огромны, и эти дивиденты страна будет получать еще долго. Россия может и должна строить свою политику на дальнейшем привлечении иммигрантов из стран бывшего СССР. Ее территория и ресурсы, а также трудовые потребности вполне могут позволить прием не менее одного миллиона мигрантов в год. Селиться мигранты будут в городах, тем более , что процесс формирования городских центров далеко не исчерпан. Именно города составляют источник роста страны и ее дальнейшей модернизации. Попытки направить мигрантов на подъем пустующих территорий сельского заселения являются тщетными. Тем более , что адаптация мигрантов в селах идет гораздо сложнее по ряду объективных причин. Хотя не следует исключать варианты аграрного заселения на основе своего рода российской системы гомстедов (предоставления для мигрантов дешевых участков земли в личную собственность), что может быть притягательным для некоторой части сельского населения Молдовы, стран Закавказья и Средней Азии. Но и в этом случае территорией вероятного заселения могут быть только южная Сибирь, Поволжье и юг России. Несмотря на воспаленную реторику краснодарских и ставропольских шовинистов, эти земли заселены сравнительно слабо, если брать по мировым стандартам и по реальным возможностям эффективного хозяйствования.

Что нужно сделать в связи с намерением государства реформировать миграционную политику и "навести порядок" в данной сфере? Прежде всего, срочно решить проблемы облегченной регистрации и трудоустройства уже находящихся в стране нескольких миллионов временных (или незарегистрированных) мигрантов. Это должно включать и быстрое предоставление российского гражданства. Сделать это нужно как можно быстрее, чтобы новожители страны попали в учет так называемого постоянного населения, который пройдет в октябре 2002 года в ходе российской переписи. Будет позором, если несколько десятков тысяч турок-месхетинцев в Краснодарской и Ростовской областях не получат в ближайшие месяцы гражданство, которого они ожидают уже несколько лет после вынужденной миграции из Средней Азии. В Грузию эти жители России все равно не переедут и не нужно здесь питать иллюзии и укреплять отчуждение среди крайне полезных мигрантов.

Полученные в результате либерализации с получением статуса, включая получение гражданства (своего рода амнистии давних и недавних мигрантов из стран бывшего СССР, но не только их, ибо есть еще афганцы и курды, за которых мы тоже в ответе), дополнительные два-три миллиона жителей к общей численности смягчат апокалиптические прогнозы о вымирании россиян и не позволят России по численностьи населения уйти из первой десятки стран мира. Глупо в итоге, продиктованном антимигрантской ксенофобией и некомпетентностью недосчета населения страны позволить по этому показателю выйти вперед тому же Пакистану, где вообще с точки зрения населения настоящий "проходной двор". Высокий ранг государства с точки зрения численности аселения является не таким уж маловажным и об этом следует заботиться.

Чтобы исправить негативную тенденцию нескольких последних лет, когда многие молдаване и украинцы стали предпочитать уезжать на заработки не в Россию, а в Турцию, Болгарию, Грецию или Италию, нужно внести дополнение к принятому закону о гражданстве и установить для жителей постсоветских государств облегченные режимы въезда, получения права на работу и обретения гражданства. Этот вопрос имеет не только экономическое, но и политическое значение. Чем больше молдаван будет зарабатывать себе на жизнь в России, тем меньше будет антироссийских митингов в Кишеневе . Приравнивание граждан стран СНГ ко всем другим иностранцам по части въезда в Россию и проживания в ней — это саморазрушительный шаг с точки зрения экономики и политики.

Наконец, есть проблема адаптации и восприятия мигрантов в российском обществе. Вопросы криминального поведения или неуплаты налогов мигрантами должны быть адресованы не столько самим мигрантам, которые в массе своей ведут себя послушно и даже покорно, терпя многие лишения и сверхэксплуатацию их труда. Это есть вопросы обеспечения правил и условий их пребывания соответствующими органами власти, а также работодателями. Именно последние, а не сами мигранты, являются неплательщиками налогов. С них и должен быть первый спрос. Мигранты нуждаются в защите и поддержке со стороны остального общества, а не в презрении и отторжении. Для этого необходимо объяснять выгоды, которые страна и каждая конкретно местность получают от труда новых граждан и временных мигрантов. К сожалению, в России имеет место обратное: многие политики и СМИ занимают антииммигрантские позиции, разжигая неоправденные страхи и ксенофобию, вплоть до поощрения деятельности экстремистских групп.

У Росии скромный опыт приема большого числа мигрантов из других стран. В XX веке его вообще не было. Но в прошлые века именно массовые заселения мигрантов (немцев, поляков, корейцев) помогли освоению и развитию многих террторий страны. Сейчас наступил именно такой исторический период, когда без массовой внешней иммиграции страна не сможет развиваться .И благо, что эта иммиграция только формально является внешней, а на самом деле она остается движением населения в рамках исторического российского государства. Если Россия не воспользуется этой благоприятной ситуацией в ближайшее десятилетие, тогда ввозить иммигрантов придется из стран Африки и Азии. Они тоже могут быть неплохими и даже очень полезными новожителями страны, но свои, советские, все же лучше.

Мне предоставляется, что инициативу в обновлении иммиграционной политики могли бы взять на себя не столько Москва, сколько российские регионы, хотя в Москве и принимаются основные законы по части миграции и гражданства. Кто раньше поймет преимущества иммиграции, тот и выиграет в развитиии и в обустройстве собственного населения. К сожалению, в некоторых регионах, особенно в южно-российском, " иноэтничные мигранты" рассматриваются как основная причина социальных проблем и конфликтов, принимаются дискриминационные акты и осуществляются насильственные действия против мигрантов, предлагаются несостоятельные проекты федеральных законов по миграции (совместный проект Краснодарского края и Республи Адыгея) . п ри такой политике в данном вопросе ситуация будет только ухудшаться, особенно по мере демографического роста тех же месхетинских турок и укрепления их способности к самоорганизации в условиях изоляции и жестокого противостояния. Вариант с переселением в Грузию нереалистичен и неосуществим по целому ряду причин, а насильственное переселение невозможно. Как бы не было трудно менять в этом вопросе давнюю политику местных властей и части экспертного сообщества в сторону скорейшей интеграции мигрантского населения, но делать это придется, и чем раньше, тем лучше. А на Закон о гражданстве было бы полезно наложить президентское вето.

Автор: Валерий Тишков , директор Института этнологии и антропологии РАН

(Текст выступления на Парламентских слушаниях

"Миграция в России: проблемы и противоречия".

4 апреля Государственная дума РФ)

Новый закон о гражданстве Российской Федерации в случае его окончательного одобрения в нынешнем виде не исправляет, а усугубляет некоторые совершенные ошибки и возникшие проблемы, связанные с распадом СССР. Ошибкой в 1991 году было отсутствие договоренности о введении исторического срока (например, десять лет) для определения бывшими гражданами СССР места выбора страны своего проживания и свободного обретения соответствующего гражданства. Распалась не империя, а распалось историческое российское государство, в котором граждане были связаны многими социальными, культурными и личностными связями. Вполне естественным было их желание в зависимости от ситуации в каждом из новых государств и собственных интересов определяться с тем, где им удобнее, безопаснее и перспективнее обеспечивать свое жизненное существование. Никакой другой принцип (место рождения, этническое происхождение, языковая компетенция и прочее) не может быть взят за основу обретения гражданства, ибо, как минимум, еще одно-два поколения (а возможно и дольше), многие бывшие жители СССР и даже вновь родившиеся, например, в Восточной Украине, северном Казахстане или в Крыму, будут ощущать себя единой социально-культурной общностью, что, кстати, они хорошо доказывают во время пребывания в эмиграции или дальних странах, где русские евреи, украинцы, армяне и другие говорящие на русском языке и жившие в СССР ведут себя как единая группа и даже играют все в тот же КВН. Поэтому человек, родившийся в Алма-Ате, учившийся в Ленинграде, работавший в Харькове, имел и должен сохранить право обрести гражданство не только трех государств (Казахстана, России и Украины), но и любого другого государства, образовавшегося на территории бывшего СССР. К сожалению, этот подход в условиях быстрого распада и нового геополитического соперничества, а так же в силу слабой компетенции новых лидеров и управленцев не был реализован, и возможность эта ушла в прошлое.

В таком случае нынешняя политика в сфере гражданства и миграции должна исходить из современных и будущих потребностей новых государств. В чем состоят эти потребности, если исходить из задач развития и обеспечения наиболее благоприятных условий жизни населения и национальной безопасности, на которую чаще всего ссылаются неофиты по части регулирования миграционной политики?

Почти для всех пост-советских государств, кроме Узбекистана, Таджикистана и Туркмении, эти интересы состоят в привлечениии внешних демографических ресурсов, которые, помимо недр и промышленных предприятий, составляют основу социально-экономического развития государства. Причина такого особого интереса кроется в современном типе воспроизводства населения постсоветских государств, которое отличается низким или даже отрицательным естественным ростом (смертность выше рождаемости). Кроме того, ряд стран (Казахстан, Азербайджан, Армения, Грузия, Молдова, Украина и страны Балтии) переживали в 1990-е годы заметную утрату населения через эмиграцию, которая направлялась в Россию или в страны Запада. В этом плане из всех постсоветских госуда рств стр аной-получателем мигрантов была только Россия, которая благодаря данному обстоятельству фактически компенсировала потери населения, если конечно считать всех иммигрантов, находящихся в стране.

В принципе за человеческие ресурсы должна была бы развернуться конкуренция между государствами бывшего СССР. Тем более , что советские граждане представляют собой вполне качественное и культурно схожее население, которое может относительно легко адаптироваться и приносить пользу стране нового проживания. Однако и этого вполне ожидаемого и рационального отношения к миграции не наблюдается. Главной помехой стала дискриминационная, основанная на неоправданных страхах . н а сиюминутных личных расчетах и на намеренно разжигаемых фобиях миграционная политика новых государств. Эта сфера государственного управления и эта сторона общественной жизни оказались новыми вызовами, для совладания с которыми не оказалось должной компетенции и благоприятного общественного климата. Во многих случаях возобладал шкурный интерес поживиться освобождающимся жильем или занять престижные должности отъезжающих на " исторническую родину". В ряде государств верх взял паталогический национализм, нацеленный на строительство этнически гомогенной нации с уверенным демографическим большинством. Потери, которые понесли от такой политики почти все постсоветские государства, намного больше, чем мифические выгоды с обеспечением становления новых независимых наций и их безопасности.

В выигрыше оказались пока только Российская Федерация, которая была и остается наиболее притягательным местом жизненного обустройства, уступая в этом преимуществе только, пожалуй, только странам Балтии. Тот трудовой вклад и те услуги, которые оказывают нашей стране постоянно переселившиеся или временные мигранты, поистине огромны, и эти дивиденты страна будет получать еще долго. Россия может и должна строить свою политику на дальнейшем привлечении иммигрантов из стран бывшего СССР. Ее территория и ресурсы, а также трудовые потребности вполне могут позволить прием не менее одного миллиона мигрантов в год. Селиться мигранты будут в городах, тем более , что процесс формирования городских центров далеко не исчерпан. Именно города составляют источник роста страны и ее дальнейшей модернизации. Попытки направить мигрантов на подъем пустующих территорий сельского заселения являются тщетными. Тем более , что адаптация мигрантов в селах идет гораздо сложнее по ряду объективных причин. Хотя не следует исключать варианты аграрного заселения на основе своего рода российской системы гомстедов (предоставления для мигрантов дешевых участков земли в личную собственность), что может быть притягательным для некоторой части сельского населения Молдовы, стран Закавказья и Средней Азии. Но и в этом случае территорией вероятного заселения могут быть только южная Сибирь, Поволжье и юг России. Несмотря на воспаленную реторику краснодарских и ставропольских шовинистов, эти земли заселены сравнительно слабо, если брать по мировым стандартам и по реальным возможностям эффективного хозяйствования.

Что нужно сделать в связи с намерением государства реформировать миграционную политику и "навести порядок" в данной сфере? Прежде всего, срочно решить проблемы облегченной регистрации и трудоустройства уже находящихся в стране нескольких миллионов временных (или незарегистрированных) мигрантов. Это должно включать и быстрое предоставление российского гражданства. Сделать это нужно как можно быстрее, чтобы новожители страны попали в учет так называемого постоянного населения, который пройдет в октябре 2002 года в ходе российской переписи. Будет позором, если несколько десятков тысяч турок-месхетинцев в Краснодарской и Ростовской областях не получат в ближайшие месяцы гражданство, которого они ожидают уже несколько лет после вынужденной миграции из Средней Азии. В Грузию эти жители России все равно не переедут и не нужно здесь питать иллюзии и укреплять отчуждение среди крайне полезных мигрантов.

Полученные в результате либерализации с получением статуса, включая получение гражданства (своего рода амнистии давних и недавних мигрантов из стран бывшего СССР, но не только их, ибо есть еще афганцы и курды, за которых мы тоже в ответе), дополнительные два-три миллиона жителей к общей численности смягчат апокалиптические прогнозы о вымирании россиян и не позволят России по численностьи населения уйти из первой десятки стран мира. Глупо в итоге, продиктованном антимигрантской ксенофобией и некомпетентностью недосчета населения страны позволить по этому показателю выйти вперед тому же Пакистану, где вообще с точки зрения населения настоящий "проходной двор". Высокий ранг государства с точки зрения численности аселения является не таким уж маловажным и об этом следует заботиться.

Чтобы исправить негативную тенденцию нескольких последних лет, когда многие молдаване и украинцы стали предпочитать уезжать на заработки не в Россию, а в Турцию, Болгарию, Грецию или Италию, нужно внести дополнение к принятому закону о гражданстве и установить для жителей постсоветских государств облегченные режимы въезда, получения права на работу и обретения гражданства. Этот вопрос имеет не только экономическое, но и политическое значение. Чем больше молдаван будет зарабатывать себе на жизнь в России, тем меньше будет антироссийских митингов в Кишеневе . Приравнивание граждан стран СНГ ко всем другим иностранцам по части въезда в Россию и проживания в ней — это саморазрушительный шаг с точки зрения экономики и политики.

Наконец, есть проблема адаптации и восприятия мигрантов в российском обществе. Вопросы криминального поведения или неуплаты налогов мигрантами должны быть адресованы не столько самим мигрантам, которые в массе своей ведут себя послушно и даже покорно, терпя многие лишения и сверхэксплуатацию их труда. Это есть вопросы обеспечения правил и условий их пребывания соответствующими органами власти, а также работодателями. Именно последние, а не сами мигранты, являются неплательщиками налогов. С них и должен быть первый спрос. Мигранты нуждаются в защите и поддержке со стороны остального общества, а не в презрении и отторжении. Для этого необходимо объяснять выгоды, которые страна и каждая конкретно местность получают от труда новых граждан и временных мигрантов. К сожалению, в России имеет место обратное: многие политики и СМИ занимают антииммигрантские позиции, разжигая неоправденные страхи и ксенофобию, вплоть до поощрения деятельности экстремистских групп.

У Росии скромный опыт приема большого числа мигрантов из других стран. В XX веке его вообще не было. Но в прошлые века именно массовые заселения мигрантов (немцев, поляков, корейцев) помогли освоению и развитию многих террторий страны. Сейчас наступил именно такой исторический период, когда без массовой внешней иммиграции страна не сможет развиваться .И благо, что эта иммиграция только формально является внешней, а на самом деле она остается движением населения в рамках исторического российского государства. Если Россия не воспользуется этой благоприятной ситуацией в ближайшее десятилетие, тогда ввозить иммигрантов придется из стран Африки и Азии. Они тоже могут быть неплохими и даже очень полезными новожителями страны, но свои, советские, все же лучше.

Мне предоставляется, что инициативу в обновлении иммиграционной политики могли бы взять на себя не столько Москва, сколько российские регионы, хотя в Москве и принимаются основные законы по части миграции и гражданства. Кто раньше поймет преимущества иммиграции, тот и выиграет в развитиии и в обустройстве собственного населения. К сожалению, в некоторых регионах, особенно в южно-российском, " иноэтничные мигранты" рассматриваются как основная причина социальных проблем и конфликтов, принимаются дискриминационные акты и осуществляются насильственные действия против мигрантов, предлагаются несостоятельные проекты федеральных законов по миграции (совместный проект Краснодарского края и Республи Адыгея) . п ри такой политике в данном вопросе ситуация будет только ухудшаться, особенно по мере демографического роста тех же месхетинских турок и укрепления их способности к самоорганизации в условиях изоляции и жестокого противостояния. Вариант с переселением в Грузию нереалистичен и неосуществим по целому ряду причин, а насильственное переселение невозможно. Как бы не было трудно менять в этом вопросе давнюю политику местных властей и части экспертного сообщества в сторону скорейшей интеграции мигрантского населения, но делать это придется, и чем раньше, тем лучше. А на Закон о гражданстве было бы полезно наложить президентское вето.

Автор: Валерий Тишков , директор Института этнологии и антропологии РАН

(Текст выступления на Парламентских слушаниях

"Миграция в России: проблемы и противоречия".

4 апреля Государственная дума РФ)

Новый закон о гражданстве Российской Федерации в случае его окончательного одобрения в нынешнем виде не исправляет, а усугубляет некоторые совершенные ошибки и возникшие проблемы, связанные с распадом СССР. Ошибкой в 1991 году было отсутствие договоренности о введении исторического срока (например, десять лет) для определения бывшими гражданами СССР места выбора страны своего проживания и свободного обретения соответствующего гражданства. Распалась не империя, а распалось историческое российское государство, в котором граждане были связаны многими социальными, культурными и личностными связями. Вполне естественным было их желание в зависимости от ситуации в каждом из новых государств и собственных интересов определяться с тем, где им удобнее, безопаснее и перспективнее обеспечивать свое жизненное существование. Никакой другой принцип (место рождения, этническое происхождение, языковая компетенция и прочее) не может быть взят за основу обретения гражданства, ибо, как минимум, еще одно-два поколения (а возможно и дольше), многие бывшие жители СССР и даже вновь родившиеся, например, в Восточной Украине, северном Казахстане или в Крыму, будут ощущать себя единой социально-культурной общностью, что, кстати, они хорошо доказывают во время пребывания в эмиграции или дальних странах, где русские евреи, украинцы, армяне и другие говорящие на русском языке и жившие в СССР ведут себя как единая группа и даже играют все в тот же КВН. Поэтому человек, родившийся в Алма-Ате, учившийся в Ленинграде, работавший в Харькове, имел и должен сохранить право обрести гражданство не только трех государств (Казахстана, России и Украины), но и любого другого государства, образовавшегося на территории бывшего СССР. К сожалению, этот подход в условиях быстрого распада и нового геополитического соперничества, а так же в силу слабой компетенции новых лидеров и управленцев не был реализован, и возможность эта ушла в прошлое.

В таком случае нынешняя политика в сфере гражданства и миграции должна исходить из современных и будущих потребностей новых государств. В чем состоят эти потребности, если исходить из задач развития и обеспечения наиболее благоприятных условий жизни населения и национальной безопасности, на которую чаще всего ссылаются неофиты по части регулирования миграционной политики?

Почти для всех пост-советских государств, кроме Узбекистана, Таджикистана и Туркмении, эти интересы состоят в привлечениии внешних демографических ресурсов, которые, помимо недр и промышленных предприятий, составляют основу социально-экономического развития государства. Причина такого особого интереса кроется в современном типе воспроизводства населения постсоветских государств, которое отличается низким или даже отрицательным естественным ростом (смертность выше рождаемости). Кроме того, ряд стран (Казахстан, Азербайджан, Армения, Грузия, Молдова, Украина и страны Балтии) переживали в 1990-е годы заметную утрату населения через эмиграцию, которая направлялась в Россию или в страны Запада. В этом плане из всех постсоветских госуда рств стр аной-получателем мигрантов была только Россия, которая благодаря данному обстоятельству фактически компенсировала потери населения, если конечно считать всех иммигрантов, находящихся в стране.

В принципе за человеческие ресурсы должна была бы развернуться конкуренция между государствами бывшего СССР. Тем более , что советские граждане представляют собой вполне качественное и культурно схожее население, которое может относительно легко адаптироваться и приносить пользу стране нового проживания. Однако и этого вполне ожидаемого и рационального отношения к миграции не наблюдается. Главной помехой стала дискриминационная, основанная на неоправданных страхах . н а сиюминутных личных расчетах и на намеренно разжигаемых фобиях миграционная политика новых государств. Эта сфера государственного управления и эта сторона общественной жизни оказались новыми вызовами, для совладания с которыми не оказалось должной компетенции и благоприятного общественного климата. Во многих случаях возобладал шкурный интерес поживиться освобождающимся жильем или занять престижные должности отъезжающих на " исторническую родину". В ряде государств верх взял паталогический национализм, нацеленный на строительство этнически гомогенной нации с уверенным демографическим большинством. Потери, которые понесли от такой политики почти все постсоветские государства, намного больше, чем мифические выгоды с обеспечением становления новых независимых наций и их безопасности.

В выигрыше оказались пока только Российская Федерация, которая была и остается наиболее притягательным местом жизненного обустройства, уступая в этом преимуществе только, пожалуй, только странам Балтии. Тот трудовой вклад и те услуги, которые оказывают нашей стране постоянно переселившиеся или временные мигранты, поистине огромны, и эти дивиденты страна будет получать еще долго. Россия может и должна строить свою политику на дальнейшем привлечении иммигрантов из стран бывшего СССР. Ее территория и ресурсы, а также трудовые потребности вполне могут позволить прием не менее одного миллиона мигрантов в год. Селиться мигранты будут в городах, тем более , что процесс формирования городских центров далеко не исчерпан. Именно города составляют источник роста страны и ее дальнейшей модернизации. Попытки направить мигрантов на подъем пустующих территорий сельского заселения являются тщетными. Тем более , что адаптация мигрантов в селах идет гораздо сложнее по ряду объективных причин. Хотя не следует исключать варианты аграрного заселения на основе своего рода российской системы гомстедов (предоставления для мигрантов дешевых участков земли в личную собственность), что может быть притягательным для некоторой части сельского населения Молдовы, стран Закавказья и Средней Азии. Но и в этом случае территорией вероятного заселения могут быть только южная Сибирь, Поволжье и юг России. Несмотря на воспаленную реторику краснодарских и ставропольских шовинистов, эти земли заселены сравнительно слабо, если брать по мировым стандартам и по реальным возможностям эффективного хозяйствования.

Что нужно сделать в связи с намерением государства реформировать миграционную политику и "навести порядок" в данной сфере? Прежде всего, срочно решить проблемы облегченной регистрации и трудоустройства уже находящихся в стране нескольких миллионов временных (или незарегистрированных) мигрантов. Это должно включать и быстрое предоставление российского гражданства. Сделать это нужно как можно быстрее, чтобы новожители страны попали в учет так называемого постоянного населения, который пройдет в октябре 2002 года в ходе российской переписи. Будет позором, если несколько десятков тысяч турок-месхетинцев в Краснодарской и Ростовской областях не получат в ближайшие месяцы гражданство, которого они ожидают уже несколько лет после вынужденной миграции из Средней Азии. В Грузию эти жители России все равно не переедут и не нужно здесь питать иллюзии и укреплять отчуждение среди крайне полезных мигрантов.

Полученные в результате либерализации с получением статуса, включая получение гражданства (своего рода амнистии давних и недавних мигрантов из стран бывшего СССР, но не только их, ибо есть еще афганцы и курды, за которых мы тоже в ответе), дополнительные два-три миллиона жителей к общей численности смягчат апокалиптические прогнозы о вымирании россиян и не позволят России по численностьи населения уйти из первой десятки стран мира. Глупо в итоге, продиктованном антимигрантской ксенофобией и некомпетентностью недосчета населения страны позволить по этому показателю выйти вперед тому же Пакистану, где вообще с точки зрения населения настоящий "проходной двор". Высокий ранг государства с точки зрения численности аселения является не таким уж маловажным и об этом следует заботиться.

Чтобы исправить негативную тенденцию нескольких последних лет, когда многие молдаване и украинцы стали предпочитать уезжать на заработки не в Россию, а в Турцию, Болгарию, Грецию или Италию, нужно внести дополнение к принятому закону о гражданстве и установить для жителей постсоветских государств облегченные режимы въезда, получения права на работу и обретения гражданства. Этот вопрос имеет не только экономическое, но и политическое значение. Чем больше молдаван будет зарабатывать себе на жизнь в России, тем меньше будет антироссийских митингов в Кишеневе . Приравнивание граждан стран СНГ ко всем другим иностранцам по части въезда в Россию и проживания в ней — это саморазрушительный шаг с точки зрения экономики и политики.

Наконец, есть проблема адаптации и восприятия мигрантов в российском обществе. Вопросы криминального поведения или неуплаты налогов мигрантами должны быть адресованы не столько самим мигрантам, которые в массе своей ведут себя послушно и даже покорно, терпя многие лишения и сверхэксплуатацию их труда. Это есть вопросы обеспечения правил и условий их пребывания соответствующими органами власти, а также работодателями. Именно последние, а не сами мигранты, являются неплательщиками налогов. С них и должен быть первый спрос. Мигранты нуждаются в защите и поддержке со стороны остального общества, а не в презрении и отторжении. Для этого необходимо объяснять выгоды, которые страна и каждая конкретно местность получают от труда новых граждан и временных мигрантов. К сожалению, в России имеет место обратное: многие политики и СМИ занимают антииммигрантские позиции, разжигая неоправденные страхи и ксенофобию, вплоть до поощрения деятельности экстремистских групп.

У Росии скромный опыт приема большого числа мигрантов из других стран. В XX веке его вообще не было. Но в прошлые века именно массовые заселения мигрантов (немцев, поляков, корейцев) помогли освоению и развитию многих террторий страны. Сейчас наступил именно такой исторический период, когда без массовой внешней иммиграции страна не сможет развиваться .И благо, что эта иммиграция только формально является внешней, а на самом деле она остается движением населения в рамках исторического российского государства. Если Россия не воспользуется этой благоприятной ситуацией в ближайшее десятилетие, тогда ввозить иммигрантов придется из стран Африки и Азии. Они тоже могут быть неплохими и даже очень полезными новожителями страны, но свои, советские, все же лучше.

Мне предоставляется, что инициативу в обновлении иммиграционной политики могли бы взять на себя не столько Москва, сколько российские регионы, хотя в Москве и принимаются основные законы по части миграции и гражданства. Кто раньше поймет преимущества иммиграции, тот и выиграет в развитиии и в обустройстве собственного населения. К сожалению, в некоторых регионах, особенно в южно-российском, " иноэтничные мигранты" рассматриваются как основная причина социальных проблем и конфликтов, принимаются дискриминационные акты и осуществляются насильственные действия против мигрантов, предлагаются несостоятельные проекты федеральных законов по миграции (совместный проект Краснодарского края и Республи Адыгея) . п ри такой политике в данном вопросе ситуация будет только ухудшаться, особенно по мере демографического роста тех же месхетинских турок и укрепления их способности к самоорганизации в условиях изоляции и жестокого противостояния. Вариант с переселением в Грузию нереалистичен и неосуществим по целому ряду причин, а насильственное переселение невозможно. Как бы не было трудно менять в этом вопросе давнюю политику местных властей и части экспертного сообщества в сторону скорейшей интеграции мигрантского населения, но делать это придется, и чем раньше, тем лучше. А на Закон о гражданстве было бы полезно наложить президентское вето.  

наверх Загрузок: 8683    всего просмотров  02.06.2004